Историческое решение

СОДЕРЖАНИЕ

Летом 2009 года исполнилась, что называется, связь времен. Количество предпринятых ранее усилий переросло в качество политического решения, что дало давно ожидаемый результат.

Фактически это произошло следующим образом. Патриарх Московский и всея Руси Кирилл как лидер Межрелигиозного совета России, инициировал в июле 2009 года написание Совместного обращения его членов к Президенту Российской Федерации о воссоздании в Вооруженных Силах Российской Федерации института военного духовенств. Он определил содержание обращения и первым подписал его.

Это коллективное обращение подписали также другие лидеры традиционных религиозных объединений, входящие в Межрелигиозный совет России: верховный муфтий, председатель Центрального духовного управления мусульман России Талгат Таджуддин, муфтий, председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин, муфтий, председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа Исмаил Бердиев, главный раввин, председатель Федерации еврейских общин России Берл Лазар, Пандито хамбо лама, глава Буддийской традиционной Сангхи России Д.Б.Аюшеев.

С учетом этой консолидированной позиции Межрелигиозного совета России Президент Российской Федерации Д.А.Медведев 21 июля 2009 года, принял историческое решение о воссоздании в Вооруженных Силах Российской Федерации института военного духовенства.

Анализ обстоятельств, в которых принималось это, без преувеличения, эпохальное для Вооруженных Сил решение показывает, что оно стало закономерным следствием развития государственно-церковных отношений в нашей стране на основе современного законодательства в интересах взаимодействия государственных структур и религиозных объединений в социальной, культурной и иных сферах жизни общества.

К принятию такого решения побуждала также и религиозная обстановка в Вооруженных Силах Российской Федерации. Опрос, проведенный летом 2011 года Научно-исследовательским (социологическим) Минобороны России показал, что верующие военнослужащие составляют около 70% от числа всего личного состава. Все они граждане России, имеющие закрепленное в Конституции право на свободное исповедание своей веры и удовлетворение религиозных потребностей. Таким образом, решение главы государства создало условия для обеспечения законных прав военнослужащих. Важно также, что традиционные религиозные объединения России, обладая мощным духовным потенциалом, могут продолжить теперь в правовом поле содействовать, как они уже два десятка лет инициативно содействовали духовному просвещению военнослужащих, привнесению нравственного измерения в жизнь воинских коллективов.

Возрождение института военного духовенства явилось органической частью процесса формирования нового облика Армии и Флота России. Хотя в известном смысле это стало возрождением в новом качестве того же самого института, который много веков вплоть до своего упразднения в январе 1918 года эффективно работал в воинских формированиях Российской империи.

В обращении членов Межрелигиозного совета России, в частности, отмечалось, что накоплен значительный опыт взаимодействия религиозных объединений с органами военного управления. Исторический опыт Российской армии и современная практика армий мира показывает полезность наличия в Вооруженных Силах военно-церковной службы, включающей в себя институт военных священников. В связи с изложенным, предлагалось рассмотреть вопрос о введении в Российской Армии института военных священнослужителей. Реализация этого предложения позволит повысить психологическую устойчивость военнослужащих, особенно в соединениях и частях постоянной боевой готовности, а также реально выполняющих боевые задачи1.

Принятое главой государства политическое решение о возрождении института войскового и флотского духовенства положило начало принципиально новому подходу в воспитательной и духовно-просветительской работе с личным составом Российской Армии и Флота.

Следует отметить, что для православных верующих людей весьма значимым является тот факт, что проведенное на высшем уровне совещание по вопросу введения в Вооруженных Силах Российской Федерации института армейского духовенства, на котором было принято это решение, работало 21 июля, в день, когда Русская Православная Церковь отмечала праздник иконе Божией Матери Казанская.

Это историческое совещание состоялось в Подмосковье, в государственной резиденции «Майендорф». Кроме членов Межрелигиозного совета России, подписавших упомянутое Совместное обращение, в совещании приняли участие руководитель Администрации Президента Российской Федерации С.Е. Нарышкин, первый заместитель руководителя Администрации Президента Российской Федерации В.Ю. Сурков, Министр обороны Российской Федерации А.Э. Сердюков, Министр образования и науки Российской Федерации А.А. Фурсенко.

Открывая встречу, Президент России Д.А. Медведев сообщил о том, что в его адрес поступили два обращения от руководителей религиозных объединений. Одно из них касается вопроса о преподавании основ религиозной культуры в средней школе, второе — введения в Вооруженных Силах Российской Федерации института армейских священнослужителей.

Как отметил Президент, эти темы заслуживают пристального внимания и безотлагательного реагирования со стороны государства. Д.А. Медведев при этом особо подчеркнул важность религиозного компонента образования и военного воспитания, который оказывает сущностное влияние на становление человека и гражданина России.

«Я принял решение поддержать оба эти предложения», — заявил глава Российского государства.

Касаясь второго вопроса, обсуждаемого на совещании, Президент подчеркнул, что среди военнослужащих россиян есть последователи всех традиционных конфессий страны. «Они рискуют самым дорогим — жизнью. И все они имеют право на духовную поддержку в соответствии со своими религиозными убеждениями», — заметил глава государства.

Как один из вариантов решения вопроса Д.А. Медведев предложил ввести норму, согласно которой в тех соединениях, где последователей определенной конфессии насчитывается свыше 10% от общего числа личного состава, целесообразно присутствие в штате представляющего ее священнослужителя. При этом глава государства выразил убеждение, что духовные лица, несущие служение в Вооруженных Силах Российской Федерации на профессиональной штатной основе, должны быть гражданским персоналом, а не военнослужащими.

В своем слове, обращенном к главе государства, Патриарх Московский и всея Руси Кирилл подчеркнул, что появление упомянутых обращений к главе государства стало следствием достижения взаимопонимания между лидерами разных конфессий.

«Я думаю, что Ваша позиция — пример того, как можно достигать консенсуса по сложным вопросам. Были сделаны очень правильные выводы из многолетней дискуссии», — подчеркнул Предстоятель Русской Православной Церкви. «Что касается сотрудничества с Вооруженными Силами, то здесь у нас уже есть многолетний положительный опыт», — заметил он, обратив особое внимание на то, что никакая денежная компенсация не может служить адекватным вознаграждением за готовность человека пожертвовать собственной жизнью. «Нужна иная мотивация, и, в связи с этим, присутствие священнослужителей традиционных религиозных конфессий России в Армии будет способствовать укреплению морально-психологического состояния военнослужащих», — отметил Патриарх Кирилл.

Затем выступили другие представители Межрелигиозного совета России, которые поддержали высказанные на совещании идеи по вопросу введения в Вооруженных Силах института военного духовенства2.

По итогам совещания Президент Российской Федерации поручил Министру обороны России «принять необходимые решения, направленные на поэтапное введение в 2009 – 2010 годах в Вооруженных Силах Российской Федерации института воинских и флотских священнослужителей»3.

Казалось бы, дело сделано: принято политическое решение, имеющее принципиальное, в определенном смысле историческое значение, и можно было бы, что называется «почивать на лаврах». Но Патриарх Кирилл как раз полагал, что именно теперь для Русской Православной Церкви и начинается главная работа.

Прежде чем продолжить рассказ о трудах Святейшего Владыки по формированию института военного духовенства в Вооруженных Силах Российской Федерации, хотелось бы обратить внимание на согласованное действие всех челнов Межрелигиозного совета России. Для Патриарха Кирилла, признанного лидера данного коллегиального органа, весьма характерно это уважительное отношение к представителям традиционных религий, доброжелательный настрой на конструктивное сотрудничество в сферах актуальных для социальной жизни общества, где это взаимодействие возможно для Русской Православной Церкви.

Для иллюстрации этого тезиса, имеется характерный пример того, как при необходимости Предстоятель Русской Православной Церкви сам принимает меры, чтобы отметить труды инославных священнослужителей и позаботиться о памяти погибших. Так, 28 июля 2009 года Патриарх Московский и всея Руси Кирилл обратился с письмом к Президенту Российской Федерации, в котором проинформировал о гибели многих имамов и муфтиев, а также православных священников на Северном Кавказе, привел их имена и предложил отметить их посмертно государственными наградами4.

_________

1. Текст Совместного обращения членов Межрелигиозного совета России см. в Приложении № 17.

2. Пресс-служба Московской Патриархии 22 июля 2009 г. Стенограмму совещания у Президента РФ от 21 июля 2009 г. см. в Приложении № 18.

3. Поручение Президента Российской Федерации от 02 августа 2009 года № Пр-2008.

4. Текст письма Патриарха Московского и всея Руси Кирилла Президенту Российской Федерации Д.А.Медведеву от 28 июля 2009 года, № 4542 см. в Приложение № 19 (копия письма в архиве автора).

СОДЕРЖАНИЕ

cism > < IIA-CIA-PART3 > < 200-120 > < cism > < 1z0-062 > < 810-403 > < 70-347 > < 1z0-062 > < 200-120 > < 352-001 > < 300-115 > < 70-486 > < EX200 > < pmp > < 100-105 > < 70-534 >

Top