Катехизис для воинов митрополита Филарета

2-Filaret__Drozdov

Большинство слов и речей митрополита Филарета, выдержки из которых здесь помещены, произнесены во время Севастопольской кампании

Предисловие издания 1916 года

В виду важности переживаемого нашей родиной военноисторического времени далеко не излишне познакомиться с прибавлением к «Пространному Христианскому Катехизису Кафолической Восточной ГрекоРоссийской Церкви», изданному Московской Синодальной типографией в 1829 году с прибавлением, заключающим в себе «изречения Священного Писания с размышлениями, для употребления в военных училищах», и имеющим поэтому несомненный интерес. Изданный более 85 лет тому назад названный труд приснопамятного и богомудрого Московского святителя митрополита Филарета составляет теперь, конечно, большую книжную редкость. А потому и все, что в нем заключается, невольно приковывает к себе благоговейное внимание читателя и заслуживает того, чтобы остановиться на самых частностях этого знаменитого труда, хотя бы они были помещены там в виде прибавлений или примечаний. Из сделанного митрополитом Филаретом прибавления к Катехизису видно, как сей заботливый и мудрый святитель на основании Священного Писания предписывал воинам держать и вести себя вообще, а на поле битвы лицом к лицу с неприятелем, в частности.

Этот драгоценный завет великого святителя нашему христолюбивому воинству названное прибавление к «Пространному Катехизису» митрополита Филарета, изданному Московской Синодальной типографией в 1829 году, оканчивается примечанием для законоучителя следующего содержания:

«По сему примеру, смотря по надобности и насколько время позволит, может законоучитель предлагать учащимся и другие места Священного Писания с изъяснением и с размышлениями, приспособленными к настоящему состоянию учащихся и к будущему их назначению».

Руководствуясь этим примечанием, мы позволяем себе дополнить прибавление к Катехизису митрополита Филарета некоторыми замечательными по глубине мысли извлечениями из проповедей самого приснопамятного святителя извлечениями, относящимися к вопросу о войне и воинском звании и более подробно раскрывающими краткую речь Катехизиса. Извлечения эти напечатаны здесь более мелким шрифтом и помещены непосредственно за теми главами Катехизиса, дополнением которых они служат.

Переходим к самому прибавлению к Катехизису, как оно изложено у великого святителя Московского. Следует оно сразу же после заключения к Катехизису, содержащего в себе, как и прочие издания, употребление учения о вере и благочестии, и состоит, как значится в подлиннике, по порядку изложения в следующем.

I. Краткая наука нравственности для воинов

Спрашивали его (Иоанна Крестителя) также и воины: а нам что делать? И ска­зал им; никого не обижайте, не клевещите, и довольствуйтесь своим жалованьем (Лк. 3: 14).

Вопрос. По какому случаю воины имели с Иоанном Крестителем этот разговор?

Ответ. Когда Иоанн Креститель, обли­чая во грехах приходивших к нему разного звания людей, называл их порождениями ехидниными и требовал от них плодов, до­стойных покаяния, т.е. исправления жизни, то.гда и весь народ, а в особенности воины, спрашивали его, что им делать для спасе­ния душ своих.

Вопрос. Из каких слов Иоанна Крестите­ля можно вывести заключение о звании во­инов вообще?

Ответ. Из тех, в которых он звание вои­нов одобряет и почитает так же, как и дру­гие звания, способствующие благочестию, добродетели и спасению души, ибо не сове­тует воинам выходить из своего звания.

Вопрос. Какие из слов Иоанна Крестите­ля можно заимствовать как особенные на­ставления для воинов?

Ответ. Те, в которых ясно излагаются три особенных нравственных правила для воинов:

1) никого не обижайте, т.е. не поступайте ни с кем нагло и насильственно;

2) не клевещите, т.е. когда, например, на­ходясь на страже, должны будете свиде­тельствовать о том, что случилось во время стражи, на глазах ваших;

3) довольствуйтесь своим жалованьем, т.е. содержанием, какое вам определено должностью и какое на вас возложено зва­нием, в какое вы поставлены.

Перед лицом Бога мира, видя собрание сынов брани, что помыслит, что скажет Церковь, служительница Бога мира?

Не будем ли тем сильнее вопиять к Богу о мире, чем явственнее напоминает о брани это множество воинов, испытанных в ис­кусстве брани и среди мира и отдыха к бра­ни готовых?

Когда, наконец, по пророчеству, переку­ют мечи свои на орала, и копья свои — на серпы: не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать? (Ис. 2: 4).

И кому не приятен, кому не желателен мир, не исключая и сынов брани?

Однако Господь, называемый Богом ми­ра (Рим. 15: 33), не называет ли Себя также и Бог воинств? (1 Цар. 17: 45).

Не Бог ли научает руки верных Своих на ополчение, персты… на брань? (Пс. 143: 1).

Авраам, образец кроткой веры, не воевал ли за своих родных и за союзных царей?

Не войной ли, по повелению Божию, на­род Божий приобрел землю обетованную?

Не Ангел ли Божий соделал гумно Гедео­на военно-учебным поприщем и сильным небесным словом образовал его для победы над Мадианитянами?

Дух Божий, Который носился над Дави­дом от дня помазания его, не управлял ли рукою его не только тогда, когда он извле­кал из десятиструнной псалтири пророчественные звуки, но и тогда, когда он победо­носно стрелял в Голиафа, хотя и не из лу­ка стрелою, а камнем из пращи?

Равноапостольный царь Константин для чего первее всего употребил Крест Христов, только что им познанный? Для братии и по­беды.

Итак, Бог любит добродушный мир, и Бог же благословляет праведную брань. Ибо с тех пор, как есть на земле немирные люди, мира нельзя иметь без помощи воен­ной. Честный и благонадежный мир боль­шей частью надобно завоевать. И для со­хранения приобретенного мира надобно, чтобы победитель не позволял заржаветь своему оружию.

Итак, православные воины, словом Дави­довым говорит вам Святая Церковь, пригла­шая в то же время и вас говорить с нею:

Благословен Господь, твердыня моя, науча­ющий руки мои битве и персты мои брани (Пс. 143: 1).

С утешением видим вас, идущих на за­щиту Отечества. Исполняйте священный долг, и тем лучше исполняйте, что на этот подвиг вас призвала свободно ваша добрая воля и любовь к Отечеству. Тем паче благо­словит вас Бог, любящий добровольные жертвы, тем более признательно будет вам Отечество, если подвиг, так ревностно начатый, столь же ревностно продолжите и со­вершите.

Если бы на какой дом напали разбойни­ки, кто из семейства, имея силу и возмож­ность, не восстал бы на защиту себя, своих близких и общего достояния? Не с большим ли самопожертвованием должно восстать против врагов, которые на великий дом наш, на Россию, напали без правды и, на­рушив законы честной войны, позволяют себе разбойнические хищения и опустоше­ния?

Некогда, во время нападения иноплемен­ников на землю народа Божия, Иессей трех старших сынов своих послал на брань за Отечество; а младшего Давида посылал по­том доставлять им пищу в походе, и этот носитель пищи сделался внезапным воином и победителем врагов. Как праведные жерт­вуют Отечеству тем, что имеют любезней­шего, так и праведный Бог дает благород­ному самопожертвованию дивную помощь и силу.

Братия, по вере и вы — народ Божий, продолжайте и подвигами являть в себе на­род Божий. Для такого народа не оскудеет дивная помощь Божия.

II. Побуждение воинам жить по заповедям Божиим

Если вы будете поступать по уставам Моим и заповеди Мои будете хранить и ис­полнять их, то… будете прогонять врагов ваших, и падут они пред вами от меча; пя­теро из вас прогонят сто, и сто из вас про­гонят тьму, и падут враги ваши пред вами от меча (Лев. 26: 3, 7-8).

Вопрос. Что содержится в этих словах?

Ответ. Бог обещает сделать избранный народ Свой победоносным в награду за ис­полнение заповедей Своих.

Вопрос. Какое из этого наставление для воина?

Ответ. Воин должен жить по заповедям Божиим, чтобы благовременно приобрести благословение и помощь Божию ко време­ни брани.

Некогда в Иерусалиме одни и те же лю­ди в одно и то же время должны были и строить городские стены, и ежеминутно быть готовыми отразить врагов: одною ру­кою производили работу, а другою держали копье (Неем. 4: 17). И такой сугубо тяжкий подвиг перенесла и совершила любовь к отечественному граду. Вы можете обеими руками безопасно, безпрепятственно делать предоставленное вам дело поселянина или гражданина. Делайте мирное дело ваше спокойно, трудолюбиво, честно, для доволь­ства и блага вашей собственной жизни, но не забывайте и вашего меча, который может еще понадобиться Отечеству.

Дух порядка, совершенного повинове­ния, точности в исполнении должного, ко­торый составляет одно из отличительных достоинств военного звания, сохраняйте и в гражданском положении вашем, и легким способом доброго примера простирайте его на других.

Не забывайте, что добрый воин, лев про­тив врагов, должен быть агнцем между своими. Живите кротко и любовно, а гнев и грозу берегите для врагов Отечества.

III. Важность молитвы для воинов

И когда Моисей поднимал руки свои, одо­левал Израиль, а когда опускал руки свои, одолевал Амалик (Исх. 17: 11).

Вопрос. О каком событии говорится в этом изречении?

Ответ. Амаликитяне напали в пустыне на Израильтян, утомившихся в пути своем. Моисей послал воинов Израильских под предводительством Иисуса Навина отразить нападение, а сам пошел на гору молиться с воздеянием рук. Когда утомленные руки его опускались и он ослабевал в молитве, тогда победа склонялась на сторону врагов, но когда он с новой силой возобновлял мо­литву, одерживали верх Израильтяне, пока, наконец, они не одержали совершенную по­беду.

Вопрос. Какое из этого примера можно извлечь наставление для воинов?

Ответ. Воин, идя против врагов, должен молиться и молитвой подкреплять свое му­жество. Но для достижения успеха в сра­жении важны молитвенные подвиги и тех, кто не призван в воинский стан и безору­жен.

Как это? Вникните и поймете.

Если во время войны по этому, собствен­но, случаю и предмету требуется молитва, то, конечно, предполагается, что молитва для войны может быть полезна. Но извест­но, что не всякая молитва равно действен­на. Итак, если наша молитва о подвиза­ющихся на брани братьях наших едино­душна, усердна, крепка, чиста, достойна, то она способна более или менее споспешест­вовать им в приобретении вернейшего зало­га побед, Божия благословения и помощи. Так, подвизаясь в молитве, мы становимся действительными духовными сподвижни­ками подвижников брани. Но если наша о них молитва не единодушна, не усердна, не крепка, не чиста, не достойна, то из-за этих недостатков она будет лишена действия, и мы лишим подвизающихся за нас братии наших некоторой доли споспешествования, которую могли и должны были до­ставить им. Если же и совсем уклоняемся от молитвы за них, то уподобляемся мало­душным воинам, бегущим с поля битвы, которые и мужественных смущают и за­трудняют. Говоря это, нимало не уменьша­ем значения ни самостоятельности, ни есте­ственных сил и способности, ни важности воинских дарований, искусства, ревности. Отдадим справедливость верности, благо­родству, искусству, мужеству наших вож­дей и воинов, но если молитва, Божие бла­гословение и Божия помощь также не яв­ляются словами без значения, то Церковь и народ, молящиеся за воинство, — это нема­ловажный для воинства подкрепительный, а может быть, пред очами духа, и предваря­ющий победу отряд, что зависит от силы и достоинства молитвы.

Чтобы сказанное не показалось игрой умозаключений, обратимся к слову Боже­ственному. Сам Бог рек устами Пророка; О, если бы народ Мой слушал Меня и Израиль ходил Моими путями! Я скоро смирил бы врагов их (Пс. 80: 14-15). Речь идет здесь о легкой и верной победе над врагами. Такую победу Бог приписывает Себе, т.е. Своему благословению и Своей невидимой или, когда нужно, и видимой чудесной помощи, ниспосылаемой избранному народу. По­мощь же даруется не просто, не в произ­вольное отличие избранному народу, но под определенным условием, нравственным и духовным: …если бы народ Мой слушал Ме­ня и Израиль ходил Моими путями. Из­раиль мог иметь воинов, оружие, вождей, обилие силы, искусства, — очень хорошо, но это еще не все. Враги его могли быть бо­лее многочисленны, более искусны, хитры, дерзки, — не беда. Особенно важно то, что­бы он слушал Бога, чтобы ходил путями Господними. Веруй, Израиль, в Бога, мо­лись Ему, слушай слово Его, поступай по заповедям Его; справедливо, благонравно, человеколюбиво; если согрешил, — не мед­ли покаяться и исправиться; надейся не на себя, но на Бога, и Он готов скоро смирить врагов твоих, даровать тебе легкую и вер­ную над ними победу.

Какими ясными, какими разительными опытами познал Израиль Божественную судьбу браней!

Иисус Навин сражается с Амаликитянами, а Моисей на горе молится. Крепче мо­лится Моисей, — крепче ратует Израиль и одолевает Амаликитян. Моисей изнемогает в молитве, — Израильтяне изнемогают в битве, и победа склоняется на сторону Ама­ликитян: И когда Моисей поднимал руки свои, одолевал Израиль, а когда опускал руки свои, одолевал Амалик (Исх. 17: 11). Во зна­мение особенной силы молитвы общест­венной Аарон и Ор поддерживали подня­тые в молитве руки Моисея; И низложил Иисус Амалика и народ его (Исх. 17: 13).

В другое время Иисус Навин сражается с пятью царями, и союзное с ним небо бро­сает на его врагов каменный град, а он, по необычайной надежде на Бога, воззвал к Господу и собственным повелением остано­вил солнце, чтобы иметь время засветло до­вершить свою победу (Нав. 10: 12).

Времена судей Израилевых представля­ют целый ряд происшествий, в которых от­крывается одна и та же судьба. И сделали сыны Израилевы злое пред очами Господа… и Он предал их в руки врагов. Тогда возопили сыны Израилевы к Господу, и воздвигнул Господь спасителя сынам Йэраилевым (Суд. 3: 7-9).

Здесь видно, между прочим, и то, каким образом достается иногда победа и не чту­щим Бога. Она не им, собственно, дается, а отъемлется у сотворивших злое перед Гос­подом и заслуживших наказание и упадает в руки народов, служащих орудием наказа­ния до тех пор, пока вновь не будет возвра­щена принявшим наказание и исправление.

Так, Израильтяне идолопоклонствуют, — и их разоряют Мадианитяне. Но Гедеон, по­буждаемый Ангелом, заменяет жертвенник Ваалов алтарем истинного Бога, и вслед за тем с тремястами безоружных одним ноч­ным военным кличем: «Меч Господа и Геде­она!» производит в стане Мадианитян смя­тение и междоусобие, вследствие которого уже не нужно сражаться, а только пресле­довать и истреблять неприятельское войско.

Кто не знает Давида и его пастушеской пращи, которая против Голиафа и Филис­тимлян была победоноснее войска и воен­ных орудий? сила была не в праще и кам­не, но в имени Господа Саваофа, Бога, кото­рым вооружен был Давид (1 Цар. 17: 45).

Была и такая война, в которой главное сражение, решившее судьбу ее, дано было на словах, и в которой несправедливо напа­дающий враг был возвращен тою же доро­гою, которою пришел (4 Цар. 19: 33), без оружия и ратоборства со стороны потерпев­шего нападение. Сеннахирим, царь Асси­рийский, напал на Иудею; взял крепости и. не встретив своему войску препятствий, до­шел даже до Иерусалима. Иудейский царь Езекия уже признал свое безсилие и умилостивлял победителя данью. Но Сеннахирим домогался совершенного порабощения Иудеев и, чтобы низвести до последней сте­пени упадок духа их, вздумал поколебать их надежду на Бога и для того словесно и письменно пустил в Иерусалим стрелы богохуления: Пусть не обманывает тебя Бог твой, на Которого ты уповаешь (4 Цар. 19: 10). Езекия понял, что война переносится с земли на небо, и в храме перед Богом, раз­вернув богохульное рукописание, молился и говорил: Открой, Господи, очи Твои и воз­зри, и услышь слова Свннахирима, который послал поносить (Тебя), Бога живаго! (4 Цар. 19: 16). Бог ответствовал через про­рока Исаию, что Сам будет охранять Иеру­салим: И случилось в ту ночь: пошел Ангел Господень и поразил в стане Ассирийском сто восемьдесят пять тысяч (4 Цар. 19; 35).
Молебен перед Бородинской битвой

IV. Верность и подчиненность воина

Итак будьте покорны всякому человечес­кому начальству, для Господа: царю ли, как верховной власти, правителям ли, как отнего посылаемым для наказания преступни­ков и для поощрения делающих добро (1 Пет. 2: 13-14).

Никакой воин да не связывает себя дела­ми житейскими, чтобы угодить военачаль­нику (2 Тим. 2: 4).

Вопрос. О чем говорится в этих двух из­речениях?

Ответ. В первом говорится о подчинен­ности начальствующим во всяком звании, а во втором — о подчиненности начальству­ющим, особенно, в звании военном.

Вопрос. Что должно отметить, говоря о важности подчиненности?

Ответ. То, что слово апостольское пове­левает соблюдать подчиненность, Господа ради. Следовательно, кто нарушает подчи­ненность, а еще более нарушает верность, тот не только нарушает порядок общества человеческого, но именно нарушает волю Божию и является мятежником против Бога.

Вопрос. Что должно отметить, говоря о подчиненности в военном звании?

Ответ. Слово апостольское представляет подчиненность воина в большей строгости, нежели прочих членов общества, ибо для воина, из повиновения к военачальнику, непозволительными признаются некоторые и такие дела, которые прочим гражданам дозволены.

Вопрос. Почему подчиненность воина должна быть особенно точная и строгая?

Ответ. Потому что непослушание воина может быть особенно вредно не только для целого войска, но и для государства.

Посвятить себя подвигам за Отечество на жизнь и на смерть, — какое прекрасное, возвышенное призвание!

Если приятен подвиг по воле отца, и тем более приятен, чем более дает упражнения сыновней преданности в преодолении труд­ностей, как должен быть радостен подвиг по воле Отца миллионов народа! И не тем ли более радостен, чем более соединен с са­мопожертвованием?

Если приятно бодрствовать и трудиться для блага и спокойствия семейства, как должно быть вожделенно стоять на страже и в подвиге для спокойствия и безопаснос­ти Отечества!

Земная жизнь дается человекам на вре­мя, и у многих время берет ее обратно да­ром. Какое же преимущество обратить жизнь свою в талант для приобретения Ро­дине спокойствия, победы, славы, сделать жизнь свою священной жертвой верности и любви к Отечеству, приблизиться через са­мопожертвование к высшей степени святой любви, по суду Самого Небесного Судии:

Нет больше той любви, как если кто поло­жит душу свою за друзей своих (Ин. 15: 13).

Если душе свойственно получать силь­нейшее движение к добру, когда к повели­тельному голосу долга присоединяется лас­ково убеждающий голос сердечного чувст­ва, то не возвышается ли в вас, особенно ныне, этот голос? Не получают ли новую силу благородные движения сердец ваших?

Чем торжественнее является вам благо­воление Отечества, тем пламеннее должна быть ваша ревность служить ему и готов­ность к самопожертвованию за него. Чем ве­личественнее воздает Родина честь вашему званию, тем бдительнее должны вы хранить честь вашего звания повсюду: в битве, в по­ходе, в городе мирного пребывания, в жиз­ни военной и в жизни нравственной. Честь воина — не в одной пылкой храбрости, но также и в строгом повиновении начальству, в единодушии с соратниками, в непоколе­бимой стойкости, в недремлющей осторож­ности от нападающего с оружием и от под­крадывающегося со смертоносным словом, в кротости к безоружным, в уважении собст­венности, даже неприятельской, в умерен­ности, довольной, как учил Иоанн Крести­тель, своим жалованьем. Высшая же сила воина — в вере и уповании на Господа сил.

V. Правило для похода

Когда пойдешь в поход против врагов твоих, берегись всего худого (Втор. 23: 9).

Вопрос. Какое в этих словах наставление для воина?

Ответ. То, что во время похода он дол­жен особенно тщательно удаляться от вся­кого беззаконного и безчестного дела, как для того, чтобы порочными и неправедны­ми делами не лишиться благоволения Божия и невидимой защиты на брани, так и для того, чтобы, если суждено ему окон­чить жизнь в военном подвиге, с мирной и чистой совестью предстать на суд Божий и несомненно получить венец правды.

Защитнице наш, виждъ, Боже, и призри на лице Христа Твоего (Пс. 83; 10). Яво се, врази Твои возшумеша, и ненавидящий Тя воздвигоша главу. На люди Твоя лукавноваша волею, и совещаша на святыя Твоя (Пс. 82: 3-4). Да обрящется рука Твоя всем врагом Твоим, десница Твоя да обрящет вся ненавидящыя Тебе (Пс. 20: 9). Помоги нам, Боже, Спасителю наш, славы ради имене Твоего (Пс. 78: 9).

Вы понимаете, что я говорю о настоящем положении дел словами древнего народа Божия. Счастливо это для нас, что самые обстоятельства ставят нас в положение на­рода Божия против врагов Божиих. Враги наши — это враги Креста Христова. Следо­вательно, мы можем просить у Бога защи­ты и победы не только для себя, но и для славы имени Христова. Помози нам, Боже, Спасителю наш, славы ради имвне Твоего! Надобно только, чтобы мы, приступая с этой молитвой к Богу, представлялись Ему в чертах истинного народа Божия, которы­ми являются: чистая вера в Бога, крепкая надежда на Бога, нелицемерная любовь к Богу и ближнему, верность заповедям Божиим, преданность власти, сущей от Бога, любовь к православному Отечеству, возве­денная до степени, указанной Христовым словом: Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин. 15; 13).

Мыслью о народе Божием возбуждается и та мысль, что мы уже не ветхий народ Божий. Не нам речено: око за око и зуб за зуб (Мф. 5: 38). Мы признаны были новым народом Божиим, и нам дана новая запо­ведь (Ин. 13: 34), новый закон — любви и мира. При самом рождении Царя нового на­рода Божия, Иисуса Христа, небеса возвес­тили земле мир. И когда Он посылал Своих посланников приглашать в Свое подданст­во, или, еще более, в чада Своего царства, тогда Он повелел подавать всякому дому и всякому граду мир. И когда Он шел на вольную, спасительную смерть, Он оставил Своему царству как всеобщее наследие мир. Мир оставляю вам, мир Мой даю вам (Ин. 14: 27). Мир Христов не должен ли быть сильнее брани человеческой? И поче­му же Он не уничтожил брань? Почему она поднимает голову и против сынов царствия Христова и даже восстанавливает христиан против христиан? Разумевающий да разуме­ет. Небо, конечно, не обмануло земли, возве­щая ей мир вместе с пришествием Христо­вым. И Христос Господь, даровав Своему царству мир, конечно, не взял его обратно. И мир Божий, который превыше всякого ума, как облако света сверхчувственного, носится над землей и готов осенить всякую душу и все души, искренно желающие при­нять его, и действительно их осеняет, и ис­полняет, и соблюдает (Флп. 4: 7), и никто не может похитить у них этого внутреннего мира. Он готов через них ниспуститься и во внешний мир, осенить и внешнюю жизнь, исполнить Собой и домы, и грады, и царст­ва, и прогнать с лица земли всякую брань. Но беда в том, что слишком много людей, которые не приемлют Христа и, следова­тельно, мира Его; и, что еще горестнее, есть люди, которые приближаются ко Христу устами, сердцем же своим и жизнью своей далеко отстоят от Него и, следовательно, от мира Его. И оттого, к стыду христианства и человечества, есть люди, которые, именуясь христианами, идут содействовать исступ­ленным и безчеловечным врагам имени Христова в то самое время, когда их ис­ступление особенно возбуждено против христианства и человечества.

Что убо речем к сим? Да поощряем рев­ность нашу быть верными Христу жизнью и делами и вследствие этого духовная побе­да, уже победившая мир, вера наша (1 Ин. 5: 4), не преминет принести нам и видимую над врагами победу и победоносный мир.

Подобно как новому народу Божию, христианам, обещан и дарован от Бога и Христа мир, обещано было и древнему на­роду Божию, Израильтянам, спокойное об­ладание землей обетованной, через изгнание из нее или истребление языческих враждеб­ных народов. И такое обетование исполни­лось, но не вполне. После чудесных побед, одержанных Иисусом Навином над племе­нами Хананейскими, после занятия наро­дом Израильским земли обетованной, каза­лось, уже нетрудно было совсем очистить ее от язычников. Но после того, как соверше­но трудное, не довершено нетрудное: И ос­тавил Господь народы сии и не изгнал их вскоре и не предал их в руки Иисуса. Они бы­ли оставлены, чтобы искушать ими Изра­ильтян и узнать, повинуются ли они запо­ведям Господним (Суд. 2: 23; 3: 4). Что это значит? Объяснил это опыт. Когда Изра­ильтяне пребывали верны Богу и заповедям Его, тогда Он даровал им победы над языч­никами и тем утверждал народ Свой в вере. Но когда Израильтяне поддавались прель­щениям язычников и подражали их суете, роскоши, порокам, наконец, идолопоклонст­ву, тогда сила Божия скрывалась от народа Божия; язычники усиливались, и народ Бо­жий скорбями и страданиями побуждаем был, посредством покаяния и обращения к Богу, возвращать себе Его благодать и по­мощь, а с ней победу, мир и благоденствие.

Прошедшее — это добрый советник на­стоящему и будущему, если мы умеем хо­рошо понимать его. Назидательным опытом древнего Израиля воспользуйся благовременно и предусмотрительно, новый благо­датный Израиль. Подвизайся непрерывно быть деятельно верным Богу и Его запове­дям. Остерегайся, чтобы не расслаблять и не порабощать своего духа прелестями суе­ты, роскоши, не управляемых рассудком чувственных наслаждений, обаятельных зрелищ, безполезных и заразительных чте­ний, наконец, и прелестью мнимой любо­знательности, думающей о себе более, неже­ли должно думать (Рим. 12: 3), легко пре­вращающейся в предосудительное любо­пытство и опасную пытливость. Ибо такие занятия и забавы не только ниже достоин­ства христианского, но частично действи­тельно проистекают из мутного источника языческих преданий и проникнуты язычес­ким духом. Если же в чем находим себя ук­лонившимися от бдительной осторожности в соблюдении спасительных заповедей, — да не умедлим покаянием и лучшими прежних намерениями и делами возвра­титься к ним, преискренне приближаться к Богу и положить сердца наши в силу Его (Пс. 47: 14). И да узрит Господь, яко послушахом заповедей Его, и, таким образом, о Бозе сотворим силу, и Той уничижит стужающыя нам (Пс. 59: 14) враги видимые и невидимые.

Особенно не забывайте, что добрый воин должен быть добр воин Иисус Христов (2 Тим. 2: 3). Надобно ли в подтверждение этого вновь напоминать вам о древних побе­доносцах и уверять вас апостольским сло­вом, что они верою побеждали царства? (Евр. 11: 33). Вы это ближе и проще знаете из деяний наших предков, наших царей, на­ших избранных вождей.

Тот истинно воин непобедим, которому венец мученичества за веру и Отечество так же любезен, как и венец победы. Тот лучший слуга и надежнейший за­щитник Отечества, кто в верном Богу серд­це, в чистой совести носит верную надежду Отечества небесного.

VI. Верное средство против сильнейшего неприятеля

Молитва перед боемКогда ты выйдешь на войну против вра­га твоего и увидишь коней и колесницы [и] народа более, нежели у тебя (по численнос­ти), то не бойся их, ибо с тобою Господь Бог твой (Втор. 20: 1).

Вопрос. Чему учит это изречение?

Ответ. Тому, что верное средство против сильнейшего неприятеля — твердая и несо­мненная надежда на Бога.

Если, по судьбам Божиим, вам должно стать против врага, вы помышляйте, что сражаетесь за любезное Отечество, за Свя­тую Церковь против не христиан, против гонителей христианства, против утесня­ющих народы, нам единоверные и частично соплеменные, против оскорбителей святыни поклоняемых мест Рождества, Страдания и Воскресения Христова.

При этих особенных условиях, — благо­словение и слава побеждающим, благосло­вение и блаженство приносящим в жертву жизнь свою с верой в Бога, с любовью к Отечеству.

Сказано в Священном Писании о древ­них подвижниках за Отечество: Верою по­беждали царства (Евр. И: 33). Верою побе­доносны будете и вы.

Для этого и напутствуем вас молитвой и знамениями веры.

Древний крепкий молитвенник за Рос­сию, преподобный отец наш Сергий, игумен Радонежский, всея России чудотворец, бла­гословил некогда победоносную брань про­тив утеснителей России. Его образ ходил при полках наших при царе Алексее, при Петре I и, наконец, при Александре I во вре­мя великой брани против двунадесяти наро­дов. Образ преподобного Сергия сопутству­ет и вам, как знамение споспешествующих, охраняющих, сильных перед Богом молитв его за вас.
Возьмите также и имейте с собой военное и победоносное слово царя и пророка Дави­да: О Бозе спасете мое и слава моя (Пс. 61: 8).

Заключение

Странствующему Израилю нужно было воинское устройство, потому что и на пути встречал он врагов и обетованную землю должен был приобрести оружием. Поэтому-то, когда скинию свидения вместе со всем станом поднимали в поход, Моисей произ­носил воинскую молитву: Восстань, Госпо­ди, и рассыплются враги Твои (Чис. 10: 35). Перед существенной святыней этого хра­ма, перед Кивотом Завета Божия, шел Из­раиль на брань против Мадианитян и ис­требил их всех, не потеряв ни одного воина. Перед этой же святыней храма иссяк Иор­дан, чтобы открыть путь Израилю, идуще­му завоевать обетованную землю. Перед этой святыней храма пали стены осажден­ного Иерихона и тридцать царей Палестин­ских. Так было, когда Израиль был верен святыне Господней.

Извлечем из этих древних законодатель­ных распоряжений и последовавших за ни­ми деяний и событий мысли и правила, ко­торые в них заключены и которые нам те­перь надобны. Воин и воинство у народа Божия получали образование и руководст­во покровительством и мановениями Божиими.

Скиния свидения, или походный храм воинствующего Израиля, есть устроение Божие и Христово. Этот храм, поставлен­ный среди полков воинствующего Израиля, тем самым говорил воину: ты должен быть защитником твоего правительства, народа, Отечества и вместе с тем защитником Веры и Церкви. Кивот Завета Божия сопутство­вал Израилю в его воинских движениях и чудесными знамениями споспешествовал его победам, и ты должен полагать для се­бя твердейшую опору и надежнейшую за­щиту в Вере, Церкви и ее святынях.

Не приятно ли будет воинствующему россиянину из этого усмотреть, что он хо­дит в непреложных пределах отцов, что держит от глубокой и священной древнос­ти по праву наследованное предание, когда имеет, чтит и усердно посещает храм Бо­жий среди своих полков и военных учреж­дений, когда ходит на брань под освящен­ным Церковью знаменем, под осенением Животворящего Креста Христова, когда предмет и цель своего звания определяет обязанностью подвизаться за Веру, народ и Отечество, когда в основание своего муже­ства, побед и непобедимости полагает Веру и упование на Бога?

И для невоинствующих сынов Отечества не утешительно ли знать, что звание, пред­назначенное стоять на страже государст­венной безопасности, обеспечивая эту безо­пасность мужеством, верностью и воинским образованием, имеет глубочайшее основа­ние твердости и безопасности для себя и для нас, по обнадеживающему образу древ­него народа Божия, в Вере и уповании на Бога и, соответственно Вере и упованию, во всемогущем покровительстве Провидения Божия?

Бог мира (Евр. 13: 20) и Господь сил (Пс. 45: 12). Бог мира, — по существу. Гос­подь крепкий и сильный. Господь, сильный в брани (Пс. 23: 8), — для низложения восста­ющих против мира Твоего. Благослови лю­ди Твоя миром и, если еще не поздно взы­вать к Твоему непобедимому долготерпе­нию, устрой и продли мир мира. Но да не возникнут и да не возмогут сынове вражды и беззакония, даждь и еще крепость людем Своим (Пс. 28: 11), якоже древле избранному Твоему народу, якоже отцем нашим; да и продолжит Дух Твой ходить в полках (Суд. 13: 25) наших; да ополчаются сынове России пред Тобою, Господи, взывая к Тебе Верой, молитвой, упованием, да ходят пред лицем Твоим, в свете Твоих повелений и Твоего закона (Пс. 26: 3).

cism > < IIA-CIA-PART3 > < 200-120 > < cism > < 1z0-062 > < 810-403 > < 70-347 > < 1z0-062 > < 200-120 > < 352-001 > < 300-115 > < 70-486 > < EX200 > < pmp > < 100-105 > < 70-534 >

Top