Нравственные аспекты повышения доверия к полиции

IMG_8392

Доклад заведующего сектором МВД Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными органами, протоиерея Александра Шестака на круглом столе «Презумпция доверия полиции: зарубежный опыт, организационно-правовые и социологические аспекты» во ВНИИ МВД России (26 апреля 2018 г.)

Презумпцию доверия полиции необходимо рассматривать с двух позиций: во-первых, доверие к полиции, как к институту власти; во-вторых, доверие к отдельному сотруднику полиции. Причем второй аспект обеспечивает уровень доверия к полиции в целом.

Отчасти в законе есть некая презумпция доверия к полиции и в целом к правоохранительным органам. В статье 17 УПК РФ «Свобода оценки доказательств» в части первой фиксируется следующее очень важное требование: «Судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью». То есть, само упоминание о том, что сотрудник полиции – следователь, дознаватель – руководствуется не только законом, но и совестью, дает населению некую надежду на то, что если следователь и дознаватель будут выполнять это требование закона, то есть основание им доверять, поскольку совесть – есть голос Божий в человеке.

О человеке мы составляем свое представление по его поступкам, как он себя ведет в различных ситуациях. В особенности о сотруднике полиции, который носит погоны и облечен властными полномочиями. Его поведение становится объектом пристального внимания всего населения, средств массовой информации. Именно оттуда мы узнаем чаще всего о неблаговидных поступках. О подвигах сотрудников органов внутренних дел пишут и говорят крайне мало, и от этого в обществе зачастую складывается искаженное представление о деятельности милиции.

Мы же с вами должны быть обеспокоены, прежде всего, тем, что необходимо сделать от нас зависящее, чтобы недостойное поведение представителей власти в погонах стало крайне редким, а лучше невозможным в практической деятельности органов внутренних дел.

Для многих словосочетание «духовно-нравственное» означает что-то позитивное, что-то высокое в человеке. Действительно духовное состояние человека определяет нравственную характеристику его внешнего поведения. Иногда поступки человека внешне могут быть безукоризненно нравственными, благопристойными, но внутреннее отношение к одним и тем же поступкам могут быть как духовно высокими, так и совершенно бездуховными. Примерами различного отношения к внешне нравственному поведению изобилуют современные избирательные технологии. Часто человек поступает внешне позитивно лишь для того, чтобы о нем думали, что он хороший человек. Если же нет свидетелей его поведения, то оно, как правило, соответствует его внутреннему духовному состоянию: высокому или низкому. Когда же человек совершает безнравственные поступки открыто, никого не стесняясь, то о таком человеке говорят, что он потерял всякую совесть. А ведь именно совесть выполняет главную роль в определении духовного состояния человека. Совесть яснее различает добро от зла, нежели ум. Совесть труднее обольстить, нежели ум1.

Совесть такая же принадлежность человека как сердце, душа. Святитель Игнатий Брянчанинов по этому поводу писал: «Умертвить совесть невозможно. Она будет сопровождать человека до страшного суда Христова: там обличит ослушника своего»2.

Независимо от отношения к религии, к Богу, даже стойкие атеисты не рискуют говорить о том, что у них нет совести. Многие из них говорят: «А зачем мне Бог, я живу по совести». Хотя и не подозревают, что человек есть образ Божий и сам Бог сопровождает человека посредством совести всю его жизнь. Есть даже такое выражение: «Поступай по совести, и ты никогда не согрешишь». Почему же так? Потому, что совесть – это голос Божий в человеке, который всегда подскажет, как поступить в той или иной ситуации. Потому и те, кто признает в себе наличие совести, чаще всего руководствуются ею в своих поступках и через это руководство формируется нравственный облик человека. Те же, кто попирает свою, заметьте не чужую, а свою совесть, у тех происходит повреждение нравственных начал личности.

Именно поэтому вопросы, касающиеся духовных и нравственных ценностей современного сотрудника органов внутренних дел, должны всегда оставаться в центре внимания при решении проблем повышения доверия населения к полиции.

Иван Александрович Ильин в своей работе «О совести» отмечал, что совесть есть один из чудеснейших даров Божиих, полученных нами от Него. Это как бы сама Божия сила, раскрывающаяся в нас в качестве нашей собственной глубочайшей сущности.

 Нельзя отрицать того, что совесть присуща человеку, так сказать, «от природы». Надо также признать, что вряд ли есть на свете человек, который не носил бы в душе своей ее голоса. Во всяком случае, тот, кто стал бы утверждать, что на свете есть люди совершенно и окончательно бессовестные, поставил бы перед собою очень трудную задачу…  

Беда современного человечества состоит в том, что оно как бы разучилось переживать совестный акт и отдаваться ему, что весь его «ум» и вся его «образованность» есть мертвое и отвлеченное действие рассудка, недурно соображающего о «целесообразности» разных средств, но ничего не разумеющего в вопросе, о священных целях жизни. Беда в том, что современный человек научился «относиться критически» к священной, иррациональной глубине совести, ограждать себя от его голоса и иронически подсмеиваться над совестными людьми. Среди современной интеллигенции царит не высказываемое, но молчаливо подразумевающееся и все более укореняющееся воззрение, будто «умному» человеку, собственно говоря, решительно нечего делать с совестью; у него много других дел поважнее …    Хорошо еще, если такой человек однажды — он и сам не знает, откуда это берется и как он этому поддается, — начнет беспокоиться от каких-то странных внутренних «укоров», которые могут превратиться и в настоящие «угрызения»: ибо все-таки эти угрызения и муки означают, что и его великолепный, все предусмотревший ум, имеет свой предел и что его живая душа не исчерпывается ни этим умом, ни его самодовольством…

Совесть нужна каждому человеку, и не только в великие, поворотные моменты его жизни, но и в ежедневных делах и в обыденных отношениях; и то, что совсем не тронуто лучом совести, оказывается не только недоброкачественным в смысле духовной ценности, но и жизненно не прочным, не крепким, в высшей степени подверженным распаду и в личной, и в общественной жизни.

Совесть есть первый и глубочайший источник чувства ответственности, поэтому там, где это чувство угасает, воцаряется всеобщее безразличие к результату труда и творчества; что же могут создать безответственный сотрудник органов внутренних дел, судья, политик, врач, офицер, инженер, кондуктор и пахарь?

Совесть есть живой и могущественный источник справедливости; поэтому там, где ее лучи уходят из жизни, человек теряет как бы душевный орган для справедливости и вкус к ней.

Во всяком жизненном деле, где личное своекорыстие сталкивается с интересом дела, службы, предмета, совесть является главною силою, побуждающею человека к нравственному поведению; поэтому там, где совесть вытравляется из жизни, ослабевает чувство долга, расшатывается дисциплина, гаснет  чувство верности, исчезает из жизни начало служения; повсюду воцаряются продажность, взяточничество, измена и дезертирство; все превращается  в  бесстыдное  торжище,  и  жизнь становится невозможной…

Совесть есть то светящееся лоно, из которого исходят, пронизывая всю жизнь, лучи качественности, ответственности, свободы, справедливости, предметности, честности и взаимного доверия.

Совесть есть именно начало нравственной гениальности в человеке.

Итак, вопрос, обращаемый к совести, должен был бы звучать приблизительно так: «что мне сделать, чтобы, совершить нравственно лучшее?»…

Этот вопрос возникает всякий раз, когда сотрудник полиции, или любое должностное лицо органов внутренних дел принимает решение, касающееся прав и законных интересов граждан, а также, в ситуациях, когда внешнее поведение сотрудника полиции свидетельствует о его воспитанности, уровне культуры, обычной, одобряемой окружающими его людьми человечности. Такое поведение сотрудника полиции вызывает доверие со стороны граждан, причем повышается доверие не только к конкретному сотруднику, а и в целом к правоохранительным органам.

Доверие повышается значительно в ситуациях, когда сотрудник, рискуя своей жизнью, спасает другого человека, в особенности детей, в условиях террористического нападения, захвате заложников, в процессе стихийных бедствий. Повышается доверие и тогда, когда сотрудник полиции отказывается от получения взятки, а добросовестно исполняет свои служебные обязанности. Во всех этих ситуациях перед нами во весь рост известного персонажа «Дяди Степы» встает государственный человек, пекущийся о благе Родины, о благе своего Отечества.

Критерием поведения человека и, прежде всего, сотрудника органов внутренних дел, должна стать его личная совесть, а потом уже и закон, который и воплощает в себе нравственные начала человеческого общежития.

1 Творения иже во святых отца нашего Святителя Игнатия епископа Ставропольского. Аскетические опыты. Том 1. Изд. Сретенский монастырь 1998. С.369

2 См. Там же

000-238 1Y0-992 HP2-H28 1Z0-545 HP3-X12 E20-655 JN0-102 70-534 220-902 LX0-103 220-901 74-678 500-265 70-466 98-365 210-060 300-208 400-151 400-201 101-400 640-911 70-331 70-486 70-243 70-469 700-039 642-996 100-105 810-403 300-209 600-199 C9530-272 640-878 352-001 IIA-CGAP NS0-157 210-455 70-347 N10-006 300-365 642-997 210-065 300-550 70-346 70-533 DEV-401 642-998 600-199 RCDD 102-400 98-364 EX300 70-465 210-260 642-889 70-488 70-341 300-206 98-369 70-483 70-411 200-310 400-251 70-646 70-462 70-489 210-451 1z0-599 200-125 300-075 700-505 HP0-P24 HP0-P25 VCS-273 HP0-J63 HP0-J66 700-037 M70-201 CISA 350-018 1z0-342 MB6-702 300-085 70-247 70-385 300-370 1K0-001 77-427 500-260 200-355 642-887 300-101 642-457 CISM CCA-500 300-320 70-480

Top