Пастырство и духовничество в войсках. Роль личности военного священнослужителя в духовно-нравственном просвещении военнослужащих

Доклад и.о. председателя Синодального Отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными органами протоиерея Сергия Привалова: «Пастырство и духовничество в войсках. Роль личности военного священнослужителя в духовно-нравственном просвещении военнослужащих».

Служение военного духовенства на современном этапе развития Вооруженных Сил ставит перед Церковью актуальные вопросы по осмыслению роли священнослужителя в войсках, путей совершенствования духовно-нравственного воспитания и оценке эффективности деятельности пастырского труда.

Русская Православная Церковь сознает свою духовную ответственность и стремится донести до каждого человека свет Евангельской Истины: «И зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме» (Мф. 5, 15).

В настоящее время пристальное внимание общества к представителям Церкви становится не просто очевидным, а является предметом борьбы за души людей. Противники Православия, выискивая нестроения и духовную немощь конкретного человека, рукоположенного в священный сан,пытаются дискредитировать всю полноту Церкви, которая состоит в первую очередь из небожителей – ангелов Церкви, уже стяжавших право беспрестанно славословить Господа, а также людей, которые встали на путь христианского доброделания, но по немощи сил претыкающихся и встающих для дальнейшего сражения с силами злобы поднебесной. Главой же Церкви является Спаситель мира – Господь наш Иисус Христос.

Пастырское служение в войсках – это служение личности, посвятившей себя Богу. Все внимание военнослужащих направлено на военного священнослужителя, не только из-за его несвойственной для военного сословия черной рясы и креста, но в первую очередь из-за необычности его служения, которое загадочно, не всегда понятно, выделяется из обычной военной жизни и тех задач, которые повседневно выполняются военнослужащими.

Военный священник не просто у всех на виду, в нем хотят увидеть Христа и святость, к которым хотелось бы устремляться и находить смысл своей жизни. Если в приходских храмах собираются только верующие, то воинское подразделение – это коллектив единомышленников, которые выполняют единую боевую задачу, но по-своему мировоззрению могут относиться к самым разным группам, течениями религиозным воззрениям, стоять на разных уровнях воцерковленности и участия в религиозных таинствах и обрядах.

Нет необходимости говорить о том высочайшем уровне ответственности военного священнослужителя по соблюдению моральных и нравственных норм, которые должны быть присущи любому гражданину нашего государства. Речь идет о проявлении качеств, свойственных святым отцам Церкви и в первую очередь о духовничестве.

Военный священник должен стать не только добрым пастырем, который совершает установленные Богослужения, правильно проповедует, ведет беспрестанную просветительскую и духовно-нравственную работу, участвует в социальных и патриотических мероприятиях, помогает командованию в искоренении негативных явлений в армейской среде, но в первую очередь должен явиться молитвенником – духовником, чья сакральная миссия должна быть духовным стержнем воинского формирования.

Мы говорим о духовной брани или духовной войне, которая началась еще до сотворения мира падением ангелов и продолжается уже здесь на земле все время существования цивилизации. Борьба за душу человеческую, за ее выбор движения к Богу или к диаволу, не прекращается никогда. В ней есть большие и малые победы, временные отступления и наступления, но итогом всему остается единение с Богом или отступление от Него. В этой схватке молитва священника-духовника за пасомое им чадо, и есть главный труд священнослужителя.

Невидимая брань, но явно ощущаемая душой военнослужащего, за которого молятся его близкие, родители, сослуживцы и священник-духовник, является его настоящей жизнью. Внешние события только сменяют антураж борьбы за главное – стяжание духа Святого Божия.

«Стяжи дух мирен, и вокруг тебя спасутся тысячи» — говорил преподобный Серафим Саровский. Этот наказ святого старца следует считать девизом для всего корпуса военного духовенства.

Роль личности священнослужителя порой становится ключевым элементом пастырского служения в войсках. С одной стороны авторитет пастыря, его душевные качества являются притягательной силой для военнослужащих. Желание видеть в священнике друга, коллегу, доброго собеседника предлагает ему вхождение в сферу отношений слабо соответствующих его призванию – служению Богу. Приоритеты в пастырстве смещаются к душевной, а не духовной составляющей. Молитва и внутреннее делание отходит на второй план. И не всегда это происходит по воле самого священнослужителя. Весь комплекс задач, которые приходится решать, делают войскового пастыря администратором, организатором, строителем, дисциплинированным исполнителем воли командования, смещая акценты в своей деятельности в сторону общественно значимых мероприятий.

Начальный этап приработки в воинском коллективе заканчивается, и встают вопросы, на которые не всегда легко дать однозначные ответы. Какова отдача вложенных усилий по воцерковлению военнослужащих, какой процент от общего количества личного состава посещает Богослужения, лекции и беседы православной тематики, проводимые священнослужителем? В каких величинах можно измерить внутренний мир в коллективе с приходом священнослужителя? Сколько суицидальных происшествий предотвращено усилиями помощника командира по работе с верующими военнослужащими?

Нам, как специалистам в области организации деятельности военного духовенства придется формулировать общие подходы к оценке пастырского труда, однако высшим измерителем останется совесть священника и Божий суд по нашему служению. Хотелось бы, чтобы мера наших сил и возможностей совпала бы с промыслом Божиим о путях полагания души за други своя.

Видится важным в этой аудитории напомнить представителям военного командования о той доли ответственности, которая Богом определена и власть придержащим. От роли командира – начальника в процессе духовно-нравственного воспитания, зависит не только выполнение поставленных боевых задач, но и, в первую очередь, судьба человека, находящегося в том возрасте, когда все доброе еще впитывается как губка, но и все скверное осаждается в душе на всю жизнь через моральные или аморальные установки и формируемые стереотипы поведения.

Нам легко вспоминать и нашу военную молодость, когда копирование методов действий по управлению курсантскими подразделениями входило в стиль поведения, в плоть и кровь на многие годы жизни. Хорошо, если учителя были высоконравственными и духовно зрелыми командирами. Этим навыкам следует учиться всю свою жизнь, и принимая ответственность за судьбу других, иметь в виду не только физическую, но и духовную жизнь подчиненных, которая многократно дороже. Жизнь духа вечна, и о ней стоит беспокоиться всем причастным к становлению воина государства Российского.

Духовно-нравственное просвещение это не набор изречений из текстов Священного Писания, это в первую очередь личный пример соблюдения заповедей Божиих и приобщение к благодатным дарам Церкви Христовой, просвещающей душу и преображающей тело. Путь всей жизни — это путь познания Бога внутри своего сердца. И на этом поприще невозможно быть одному, без совета, наставления и молитвы духовника.

Может ли военный священник быть духовником всего воинского коллектива? Сколько духовных чад он сможет привести к Богу, защитить от тлетворности мира сего? Можно ли надеяться, что 10 – 12 регулярно общающихся со священником и участвующих в Богослужениях воинов окажется достаточным потенциалом, чтобы стать «солью» воинского братства?

Господь уподобляет Своих учеников соли, которая сохраняет род человеческий от нравственного разложения: «Вы – соль земли», – и добавляет: «Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою?» (Мф. 5, 13).

Фундаментальные богословские вопросы требуют фундаментальных знаний и пастырского опыта. Его невозможно получить только в учебном заведении. Возрастание духа в военном священнике должно быть постоянным процессом, где смирение, послушание и борьба с греховными страстями производит плод духовный – состояние Божественной любви, которая « долготерпит, милосердствует, не завидует, не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает» (1 Кор. 13, 4–8). Она имеет свой источник в Самом Боге, который есть Любовь (1 Ин. 4, 26).

Какие требования выдвигает время перед военным духовенством? Столь благоприятной миссия Церкви в Армии еще не была никогда. С одной стороны, обострение всех противоречий современной бездуховной цивилизации, грубо ориентированной не на возведение человека к образу и подобию Божию, а к низведению в состояние безумия и потребления всего того, что вредит душе. С другой стороны, все более очевидной для здравомыслящей части человечества незавуалированно встает вопрос о смысле человеческой жизни, вопросы добра и зла, честности и справедливости, Божественного предназначения и личностного выбора духовной парадигмы. Где, как не в Армии, да еще и на гране крупномасштабной войны, при постоянной угрозе жизни человек должен отрезвиться и возвратиться к истинным духовным ценностям, переосмыслить свою жизнь и поведение, соединившись в молитве с Богом и осознанно встав на защиту Отечества, которое возрождается для служения Богу.

Российская Армия на сегодня по военному потенциалу является второй в мире после США. А по справедливости целей и задач и духовному потенциалу, сдерживающему сатанинскую агрессию, безусловно, — первой в мире. Военное духовенство на современном этапе развития Вооруженных Сил все более весомо заявляет о своем потенциале. Развитие военно-церковных отношений перерастает в соработничество, где роль священника- духовника будет только возрастать. Наша задача готовиться к серьезной и напряженной работе и соответствовать той миссии, которая уготована нам Богом.

Вам могут быть интересны эти публикации:

VMCE_V8 / 640-692 / A00-260 / HP0-M101 / 600-455 / CLO-001 / AHM-520 / 70-463 / 642-732 / CGEIT / 1Z0-531 / VCP550 / 1Z0-061 / JN0-696 / HP0-J73 / 3002 / PEGACSA71V1 / 070-412 / M2060-729 / PMI-RMP / 70-692 / 70-488 / 599-01 / EX200 / 70-410 / 000-474 / 1Z1-507 / ADM-201 / NSE7 / PMP / C_TB1200_90 / MB2-700 / API-571 / NCLEX-PN / 1Z0-535 / 70-411 / C2140-839 / 70-496 / 1Y0-351 / C2150-197 / 600-503 / M70-301 / JN0-332 / 9L0-012 / 640-916 / 1Z0-408 / 820-422 / 300-206 / CWNA-106 / C_HANAIMP142 / 2V0-620 / 117-202 / 250-319 / CISA / JN0-633 / 700-104 / 70-236 / JN0-100 / ICBB / EX300 / 070-462 / M2090-626 / 300-320 / 500-260 / CRISC / 70-534 / CQE / C_HANATEC_10 / 1Z0-507 / C_TBIT44_73 / 600-460 / MB6-700 / JN0-102 / 1Z0-100 / 1Z0-144 / 300-209 / MB6-869 / 1Y0-253 / 70-461 / 200-120 / C9510-317 / 070-483 / 1Z0-241 / C_HANAIMP151 / PMI-SP / C9560-505 / HP2-Z34 / HP2-N46 / 300-070 / 642-737 / C_TSCM52_66 / MB5-705 / 070-346 / 70-494 / 642-887 / HP0-S42 / JN0-322 / A00-240 / CQA / OMG-OCUP-100 / 210-060 / 70-243 / 70-462 / 98-349 / 648-375 / BCCPA / 70-533 / ITILF2011 / AHM-250 / C2090-311 / 74-697 / 117-300 / 1Z0-803 / A00-280 / LRP-614 / C_TSCM62_66 / 70-347 / ITILFND / 312-49V8 / MB2-707 / 648-232 / 1Z0-414 / TB0-123 / C_TAW12_731 / 70-532 / C2090-610 / BH0-013 / C9510-319 / 352-001 / 1Z0-450 / 77-883 / 1Z0-470 / HP2-N36 / 9L0-066 / 300-075 / 640-911 / 1Z0-533 / M2090-733 / 70-417 / 712-50 / ADM-211 / 70-486 / MB2-708 / CISSP / 700-501 / 1Z0-550 / 501-01 / M70-101 / 210-065 / 1Z0-228 / 642-998 / 810-403 / 70-470 / BH0-006 / CISM / 70-482 / 642-996 / 1Z0-064 / HP0-J65 / 70-385 / S10-101 / CCD-410 / 070-342 / 3002 Dump N10-006 Exam C_TSCM52_66 PDF HP2-Z34 Dump JN0-696 Exam 070-410 Dump 1Z1-507 PDF 300-209 Exam 300-075 Exam 117-304 Dump CISA Exam 1Z0-517 Dump 070-462 Dump CA0-001 PDF 70-243 Exam 070-687 Dump

Top