Протоиерей Александр Шестак. Духовно-нравственные аспекты предупреждения коррупции

Заведующий сектором МВД Синодального отдела по взаимодействию с
Вооруженными силами и правоохранительными органами,
протоиерей Александр ШЕСТАК

Сколько сказано слов и сделано предложений, направленных на преодоление такого распространенного явления как взяточничество, а воз, как говорят, и ныне там. Вспоминается фильм режиссёра Владимира Мотыля «Белое солнце пустыни», где один из героев фильма говорит: «Я мзду не беру, мне за державу обидно». Эта фраза стала крылатой не потому, что удачно подобраны слова, а скорее потому, что речь идет о понятной, всеми нами переживаемой, самой болевой точке всех наших жизненных проблем.

В истории человечества предпринимались различные попытки в преодолении этого недуга, вплоть до смертных казней. Царь Камбиз дошел до того, что повелел, в наказание за получение взятки судьей, содрать с него кожу и покрыть этой кожей кресло, в котором должен сидеть следующий судья. Но даже такое варварское наказание не удерживало следующего судью, сидящего в таком кресле, от получения взяток.

Если вспомнить библейскую историю, то и здесь мы найдем поучительные примеры так называемых коррупционных отношений, когда, например, Исав продал свое первородство Иакову за чечевичную похлебку. А ведь в этой истории вскрывается суть взаимоотношений взяткодателя и взяткополучателя. Любое должностное лицо, получившее взятку, фактически продает, или точнее сказать, лишает себя должностных полномочий. Объем утрачиваемых полномочий зависит от суммы взятки, занимаемой должности и особенностей сложившихся отношений с взяткодателем. Иуда – один из двенадцати учеников Иисуса Христа – за тридцать сребреников предал своего учителя и лишил себя чести быть апостолом.

2000 лет назад к Иоанну Крестителю пришли воины и спрашивали его: а нам что делать? И сказал им: никого не обижайте, не клевещите, и довольствуйтесь своим жалованьем (Лук.3:14). До сих пор эти слова Иоанна Крестителя остаются актуальными.

Сегодня, как и 2000 лет назад, мы опять задаем вопрос не Иоанну Крестителю, а самим себе: «Что же нам делать? Как побороть коррупцию? И хотим ли мы на самом деле стать победителями в борьбе с коррупцией?

Ответы можно получить сразу, как только любой из нас окажется в ситуации, когда дать взятку должностному лицу – станет единственным спасительным поступком. Представим себе картину, когда самый близкий и любимый родственник оказывается под реальной угрозой привлечения к уголовной ответственности. Как тут поступить: либо искать знакомых в правоохранительной сфере, либо искать деньги и тех, кому можно предложить взятку, либо, принципиально поддерживая усилия государства в противодействии этому злу, останется лишь переживать и молиться за судьбу любимого родственника.

Принципиальность в подобной ситуации проявляется, как правило, лишь тогда, когда нет ни денег, ни знакомых.

А ведь проблема выбора остается не только в приведенном случае. А если тот же близкий родственник тяжело заболел и нужно делать операцию, или доставать лекарства. А если тот же родственник не готов и не хочет служить в армии, а его призывают на военную службу. Или, например, возникает риск изъятия водительских прав за лихую езду да еще в нетрезвом виде, рука машинально тянется к кошельку, чтобы откупиться. И таких ситуаций так много, что и не перечесть. Например, чтобы попасть на прием к высокому должностному лицу, в ряде случаев, надо дать взятку. В большинстве случаев известна даже сумма взятки, или как, говорят, такса. Мы не погрешим, если выскажем предположение, что среди окружающих нас лиц вряд ли найдется хотя бы один человек, который, каждый в свое время и в затруднительных обстоятельствах, не давал или не получал взятку, вознаграждение и т.п. то есть каким-либо образом был вовлечен хотя бы однократно в коррупционные отношения. Эти отношения настолько укоренились в образе жизни чиновничьего аппарата, что иное поведение не приживается, а носители чистых сердец – изгоняются из чиновничьего сообщества. Видимо, поэтому дача взятки была и остается в настоящее время одним из важных регуляторов общественных отношений. То есть, сохраняются некие традиции, усвояемые с различной степенью интенсивности новыми поколениями чиновничества в силу складывающихся политико-правовых и социально-экономических условий в зависимости от духовно-нравственного состояния общества и конкретного человека.

Попытки решить подобные проблемы с помощью взяток сохраняются еще и потому, что, скажем, в деятельности правоохранительных органов есть недостатки, вследствие чего нарушаются законность, и справедливость в применении мер административного и уголовно-правового воздействия. Причем не только в правоохранительной сфере. Так, например, чтобы получить выгодную, коррупционноемкую должность, необходимо каким-либо образом (чаще всего материально) заинтересовать тех, кто входит в круг лиц, принимающих положительные решения, то есть чиновников, облеченных властью и принимающих юридически-значимые, в буквальном смысле, судьбоносные для конкретного человека решения.

В подобные отношения вступают не только те, кто вынужден давать взятку и кто получает ее, но также и те, кто выполняет свои функции добросовестно даже не подозревая, что за его законные действия кто-то получает материальную выгоду. Причем, эти ловкие своей изобретательностью функционеры находятся всегда где-то рядом с ответственными должностными лицами с тем, чтобы контролировать и своевременно направлять в нужное русло потоки материальных ценностей.

Взяточничество предполагает несколько стандартных ситуаций:

1. Должностному лицу дают деньги или что-то материальное в благодарность за добросовестно выполненный служебный долг.

2. Должностному лицу дают взятку, требуя от него совершения тех или иных действий в пользу взяткодателя, как законных, так и незаконных.

3. Должностное лицо своими действиями и намеками вымогает взятку, за совершение каких-либо действий в пользу взяткодателя.

Если, в первых двух случаях инициатором выступает взяткодатель, то в последнем случае – взяткополучатель. Причем, самая опасная для возможных участников коррупционных отношений является вторая из приведенных форм. Существуют такие категории должностных лиц, которые не берут взятки, а потенциальный правонарушитель уже спланировал совершить какое-то, чаще всего общественно опасное действие, и тогда неподкупное должностное лицо расплачивается своей жизнью, или жизнью и здоровьем своих родных и близких. Примеры высокой чести и мужества явили всему миру десантники 6-й роты Псковской дивизии. Им предлагали доллары, очень много долларов, их хотели купить, но продать свою Родину десантники не могли и почти все полегли на поле брани.

Каждый, кто берет взятку – по кусочку распродает свою Родину. Откуда же появляются взяточники, какова структура их нравственных ценностей, в каких тайниках человеческой души хранятся до времени страстные стремления к сребролюбию, славолюбию и сластолюбию? На каком этапе жизненного пространства во времени формируется устойчивое мировоззрение о допустимости, и даже необходимости достижения такого должностного положения, которое обеспечит не только безбедное существование, а и уверенность в безнаказанности коррупционного поведения?

К сожалению, наряду с добрыми чувствами в семье, а затем и в школе формируются также и негативные свойства души. Ко времени поступления в высшее учебное заведение молодой человек приходит уже, как правило, с определенными нравственными ценностями, либо с отсутствием таковых.

Страсть – это грех, целиком захвативший существо человека и заставивший его ревностно служить себе, привлекая на это служение все силы человека. Страсти – это сильные стремления внутреннего настроения порочного сердца. Они глубоко входят в естество души, и долгим властвованием над нею и привычным удовлетворением их до такой степени сродняются с нею, что составляют, наконец, как бы ее природу.

Всякая страсть имеет свой «язык», выражающий понятия, «которыми она отстаивает свои права на существование» среди других явлений жизни.

Причем, надо иметь в виду, что страсти – это не естественные наши проявления, а нечто, пришедшее извне, они не имеют своей сущности и могут быть полностью изгнаны из человека, без нарушения его естества.

«Страсти в нас, – пишет святитель Феофан, – но самостоятельности в нас не имеют. Разум, например, есть существенная часть души и его никак нельзя отнять, не уничтожив душу. А страсти не таковы. Они привзошли в естество наше и выгнаны из него, могут быть, не мешая человеку быть человеком, тогда как присутствием своим портят его и делают из него лицо, во многих случаях худшее животных» (1).

В отношении к деятельности человека страсти являются духовными поработителями: «грешник будто связан, будто в узах, и притом болезненных, въевшихся в его тело. Греховное пристрастие глубоко внедряется в сердце человека и образует как бы его вторую природу.

У всякого человека есть главная страсть, все другие страсти «стоят в тени», подчиняясь ей и не смея проявляться, властно действовать наперекор главной страсти, и открыться могут не иначе, как после ослабления и одоления главной страсти.

Ни один человек не рождается со страстью определенною. Каждый из нас приходит в свет сей только с семенем всех страстей – самолюбием. Сие семя потом жизнью и свободною деятельностью развивается, растет и раскрывается в большое дерево, которое ветвями своими покрывает всю область грехов. Из самолюбия вырастают: гордость, сребролюбие и сластолюбие. Из этих главных стволов греховного дерева идут ответвления: тщеславие, зависть, ненависть, гнев, уныние, похоть, которые в свою очередь рождают уже бесчисленное множество страстей и порочных наклонностей.

Другая первопричина всех страстей – есть самоугодие. Самоугодие – склад души, по коему она делает все только в угодность себе наперекор требованиям совести.

Итак, сребролюбие есть страсть к приобретению денег или других материальных благ. Эта страсть была присуща человеку после грехопадения Адама и сохраняется доныне. А.С.Пушкин в «Заметках русской истории XVIII века» (1822) бюрократию периода Екатерины II охарактеризовал одной фразой: «От канцлера до последнего протоколиста все крало и все было продажно». Последующие века не смогли избавить правительственный аппарат от этих пороков.

«Крадут» – определил происходящее в России в 1810-е Н.М.Карамзин. К середине XIX века эти пороки поразили все звенья государственного аппарата, стали обычным и повсеместным явлением. Взяточничество не презиралось, наоборот, был своеобразный героизм в роскошных праздниках и кутежах.

Отношение общества, в то время, к допускавшим злоупотребления было более чем терпимым: «кто много получал, тот и высоко почитался, кто получал мало или ничего не получал, кроме жалованья, тот мелко плавал в общественном мнении». Такой критерий оценки чиновника был вполне закономерен: чиновник «берущий более удобен для общества, чем «праведник» (2).

В наши дни коррупция, сохраняя в трансформированном виде все отличительные черты прошлого, приобрела ряд новых качеств. Коррупция выходит за рамки национальных границ и требует глобального подхода потому, что доходы от нее после «отмывания» включаются в мировые и национальные финансовые потоки, подрывая государственные и международные институты власти и экономики. Она стала серьезно угрожать верховенству закона, правам человека, подрывать доверие к власти, принципам государственного управления, равенства и социальной справедливости.

Так что же такое коррупция – норма или патология? В условиях современных реалий этот актуальнейший вопрос стоит не только перед всем мировым сообществом и каждым отдельным государством; в той или иной степени он касается каждого человека, каждого члена современного цивилизованного общества. Коррупция сегодня настолько глубоко захватила все слои общества и все виды власти, что практически стала нормой жизни Российского общества.

Каким нравственным авторитетом будет обладать власть и конкретное должностное лицо, если будет побеждена коррупция. Тот же полицейский станет первым помощником населению в любых затруднительных ситуациях. При таком положении гражданин будет стремиться соблюдать закон и другие предписания власти. Именно поэтому освободить общество от коррупции – долг каждого гражданина, если мы хотим радикально изменить отношения народа и власти. Для этого необходимо сделать всего лишь две вещи: каждому гражданину надо отказаться от дачи взятки; и каждому должностному лицу надо отказаться от получения взятки. Для религиозного человека это может произойти при одном условии: если мы будем помнить о смерти и о том, что наша душа предстанет на суд Божий. Оправдаемся ли мы тогда?

Если мы не включим совесть в систему предупреждения коррупции, то все наши усилия, в том числе и в законотворческой сфере, будут тщетны.

1. Архимандрит Георгий (Тертышников). Святитель Феофан Затворник и его учение о спасении. М.,1999. С.418.

2. Годунов И.В. Энциклопедия противодействия коррупции. Изд. НИИПрОП. 2010. С.7.

Top организация мастер-классов Москва . услуги юриста в Медведково