Разработка духовных теоретических и церковно-правовых основ служения военного духовенства

СОДЕРЖАНИЕ

Духовные, теоретические и церковно-правовые принципы пастырского попечения о военнослужащих вырабатывались митрополитом, а в дальнейшем Патриархом Кириллом все эти годы в ходе организации практической работы. Частично этот процесс уже отражен в приведенных ранее материалах и в приложениях. В настоящей главе сделана попытка более или менее последовательно изложить некоторые, наиболее важные вехи этого процесса.

Еще при советской, атеистической власти, Владыка Кирилл открыто заявлял о том, что «Церковь должна всячески стремиться обозначить свою позицию по тем проблемам, которые волнуют сегодня общество… Нам сейчас необходим активный живой диалог Церкви и общества, и для этого диалога нужно использовать любые открывающиеся возможности»1.

В условиях кардинальных внутриполитических перемен в стране, происходивших в начале девяностых годов минувшего столетия, в условиях возникшего в этот период религиозного ренессанса, названного «Вторым Крещением Руси», архиепископ Кирилл много размышлял о новом содержании государственно-церковных отношений. В одной из своих публикаций того периода он высказал примечательные мысли о нравственной основе долга, о достоинстве и призвании человека: «Осознание долга вырастает из нравственности и нравственностью же, голосом совести регулируется. Чувство ответственности укрепляется в человеке тогда, когда условия жизни не подрывают его достоинства и отвечают его призванию…»2. Эти идеи давали ключ к пониманию императива нравственной мотивации, в частности, и воинской службы. Они красной нитью прошли через всю деятельность Владыки по возрождение взаимодействия Русской Православной Церкви и Вооруженных Сил Российской Федерации, восстановлению церковного попечения о верующих военнослужащих.

В июле 1992 года митрополит Кирилл опубликовал в журнале «Армия и культура» статью, в которой развил изложенные им ранее в выступлении на Всеармейском совещании идеи. Он обосновывал нравственную мотивацию ратного труда и защищал Армию и Флот от огульного критиканства, которое в те годы порой имело место в общественном сознании: «Воин, как никто другой, нуждается в сохранении высоких нравственных идеалов и глубокой внутренней целостности. Подрыв этих идеалов лишает воина нравственной мотивации его ратного труда и превращает в наемника. Армия без высоких нравственных идеалов не только теряет способность защищать Отечество, но становится силой опасной для своего собственного народа.

Сегодня много говорят о внутренних проблемах Армии и Флота. Наверное, много справедливого и в той критике, которая звучит. Действительно, нельзя закрывать глаза на существующие в армии пороки. Но отношение к Армии должно быть справедливым, а критика не должна превращаться в охаивание и шельмование»3.

Как уже отмечалось, по рекомендациям митрополита Кирилла в июне 1994 года были разработаны и приняты Священным Синодом два принципиально важных документа, заложивших теоретическую основу пастырского попечения о верующих военнослужащих: Положение о Координационном комитете по взаимодействию Вооруженных Сил Российской Федерации с Русской Православной Церковью и Концепция взаимоотношений между органами военного управления и традиционными религиозными объединениями России.

На Первой Всероссийской конференции «Православие и Российская Армия», которая проходила 25-27 октября 1994 г. в своей программной речи «Церковь и армия сегодня в российском обществе и государстве» Владыка Кирилл изложил ключевые принципы которые давали возможность организовать реальное взаимодействие в интересах верующих военнослужащих:

в основе взаимодействия Церкви и Армии должен лежать принцип свободы религиозного и мировоззренческого самоопределения;

второй принцип, о котором, я думаю, нам нужно было бы договориться — принцип адекватности, то есть декларировать нашу готовность делать в области наших взаимоотношений только то, что мы способны сделать, и начинать с тех мероприятий, которые мы действительно можем выполнить;

очень важно, чтобы взаимодействие между Церковью и Армией осуществлялось правильно на всех уровнях;

в будущем в Церкви будет необходимо создание специального органа по взаимодействию с Вооруженными Силами.

В описываемый период митрополит Кирилл, постоянно загруженный многочисленными обязанностями председателя Отдела внешних церковных связей, совмещал эту деятельность с напряженной работой в качестве председателя Синодальной рабочей группы по выработке концепции Русской православной церкви по вопросам церковно-государственных отношений и проблемам современного общества. Как известно, под его руководством были разработаны «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви», принятые в 2000 году Юбилейным Архиерейским Собором. В этом документе, в частности, изложены базовые положения учения Церкви по вопросам церковно-государственных отношений и по ряду современных общественно значимых проблем.

В главе VIII. «Основ социальной концепции Русской Православной Церкви» раскрыт церковный взгляд на проблему: «Война и мир». Пункт 4 этой главы как бы закрепил достигнутые ко времени разработки этого документа рубежи в вопросах церковно-армейского взаимодействия и определил задачи на перспективу: «…Церковь имеет особое попечение о воинстве, воспитывая его в духе верности высоким нравственным идеалам. Соглашения о сотрудничестве с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями, заключенные Русской Православной Церковью, открывают большие возможности для преодоления искусственно созданных средостений, для возвращения воинства к веками утвержденным православным традициям служения Отечеству. Православные пастыри — как несущие особое послушание в войсках, так и служащие в монастырях или на приходах — призваны неукоснительно окормлять военнослужащих, заботясь об их нравственном состоянии».

Это положение стало еще одним краеугольным камнем в фундаменте церковного права, определяющего принципиальные вопросы взаимодействия Церкви и Армии в интересах пастырского попечения о верующих военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации.

Будучи заместителем главы Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС)4 митрополит Кирилл не мог не использовать его высокую трибуну в целях упрочения в общественном сознании роли и места традиций в деле преобразования общества, и на этой основе — духовного обоснования идеи возрождения института военного духовенства в Вооруженных Силах Российской Федерации.

В марте 2007 года, выступая с докладом на XI Всемирном Русском Народном Соборе, он говорил, что тысячелетняя история России сформировала мощный духовно-культурный код нашего народа, который направляет образ жизни отдельного человека и всего общества. Закваской этого кода является религиозная традиция — для большинства народа России — это Православие, а для части граждан — это другие традиционные религии. Этот код невозможно разрушить, ибо он представляет собой совокупность истин, которые сформировались под воздействием религиозной традиции и прошли проверку на опыте народной жизни. В мирное время эти ценности помогали отстраивать общественную жизнь, а в моменты военных испытаний — преодолевать трудности и опасности. Вот почему реформы в нашей стране (в том числе и в Вооруженных Силах – Б.Л.) не должны посягать на культурный код России. Это значит, что при проведении модернизации страны, надо искать ценностные основания в собственной духовно-культурной традиции5.

Уже состоя в высшем церковном сане, Патриарх Кирилл продолжал настойчивую работу по преодолению присущего многим военачальникам ущербного понимания целей, для достижения которых следует ориентировать реформирование Вооруженных Сил. Часто это происходило не столько в силу мировоззренческих убеждений военачальников, но и, порой, просто от не достаточного знания традиций Российской Армии, нежелания глубоко вникнуть и понять происходящее в свете многовекового исторического опыта взаимодействия Русской Православной Церкви и Армии. Поэтому он настойчиво использовал каждую возможность, чтобы публично продолжить, пусть и косвенно, эту принципиальную дискуссию о духовном содержании реорганизации силовых структур.

Так выступая в Московском университете МВД России на круглом столе «Духовность. Нравственность. Закон», Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в частности сказал: «…Очень легко демонтировать полицию и другие правоохранительные органы; легче всего это сделать, если существуют изъяны в их деятельности, точно так же, как достаточно легко демонтировать Вооруженные Силы. Но совершенно очевидно, что результат будет трагическим для всей страны. Страна потеряет самоё себя. Поэтому, когда мы говорим о реформировании, будь то правоохранительной системы или Вооруженных Сил, нужно в первую очередь задуматься о методах и способах этого реформирования, потому что ответ на возмущенные возгласы людей может оказаться радикальным, непродуманным и, преследуя добрые цели, фактически обернуться непоправимыми последствиями для всего народа. Это мой тезис: все то, что необходимо реформировать, нужно реформировать, но реформирование не должно означать саморазрушения и не должно означать понижения потенциала к сопротивлению, будь то внешним или внутренним угрозам. Если реформирование несет в себе ослабление этого потенциала, то это не реформирование — тому есть другое определение, которое я не хотел бы в этой аудитории использовать.

… человек не надевает форму просто так, это же не ряженый — форма надевается, когда человек принимает Военную присягу. Неслучайно те, кто является носителем власти, приносят присягу, а нарушение присяги — это нарушение клятвы. В свое время Военная присяга принималась перед религиозными символами. Православные присягали одним образом, мусульмане — другим, обязуясь не только перед обществом, не только перед книгой, которая называется Уставом или Конституцией и к которой у граждан может быть совершенно различное отношение, но и перед символами, которые являлись для человека, принимающего присягу, абсолютным непреходящим авторитетом. Это происходило именно для того, чтобы обязать носителя власти не совершать действия, которые разрушали бы государственность.

… Я считаю, что огромную ответственность за подготовку правоохранителей, так же, как и людей в погонах, идущих на защиту своей Родины, должны играть традиционные религиозные организации. И вот почему. Не потому, что у священника больше логики и больше знаний, чтобы убедить студента в недопустимости дачи и получения взяток или вообще необходимости удерживаться от каких-то проступков. Настоящее религиозное и духовное образование предполагает погружение человека в иной опыт жизни — так же, как и чтение прекрасных образцов художественной литературы, знакомство с лучшими произведениями театра, кинематографа, когда человек погружается в иной опыт жизни, настолько привлекательный, что он хочет подражать всему тому, что он увидел.»6

Особенно подробно и основательно Патриарх Московский и вея Руси Кирилл раскрыл свое понимание духовных основ воинского служения в своей проповеди после Божественной литургии в кафедральном соборном Храме Христа Спасителя в Москве 28 июля 2014 года, в день памяти святого равноапостольного великого князя Владимира и День Крещения Руси.

Обращаясь к собравшимся Патриарх Кирилл сказал: «Всех вас сердечно поздравляю с великим праздником — днем памяти святого равноапостольного князя Владимира, крестившего наш народ. В этот же день мы отмечаем недавно учрежденный праздник — День крещения Руси. Поэтому наши мысли сегодня обращаются к великому подвигу равноапостольного князя, к нашим благочестивым предкам, ко всей нашей истории и, конечно, ко дням сегодняшним.

На Литургии мы слышали небольшой отрывок из послания апостола Павла к Галатам: Возвещаю вам, братия, что Евангелие, которое я благовествовал, не есть человеческое, ибо и я принял его и научился не от человека, но через откровение Иисуса Христа (Гал. 1:11-12). Эти слова являются ключевыми к пониманию того, что есть евангельская весть, евангельские заповеди и евангельская система ценностей. Все это не от человеков, а через откровение Иисуса Христа. Через человеков мы получаем многое — все знания, которые накоплены человеческим родом. Культуру также созидают люди. Но мы знаем, что знания являются преходящими: что-то остается на долгие годы, может быть, навсегда, а что-то заменяется новым пониманием, новыми взглядами на мир, и старые знания уходят в небытие.

То же самое можно сказать про любой род человеческой деятельности: что-то непременно сохраняется, но большая часть произведенного силой человеческого ума или эстетического чувства уходит в небытие. Как много памятников искусства было создано в античности, но только ничтожно малую их часть мы можем сейчас увидеть в музеях. А ведь это была великая культура, которой уже нет.

А знания? Какие-то дошли до нас, а что-то растворилось в бурях человеческой истории, которые бушевали в течение тысячелетий. Да и за последние две тысячи лет — сколько же всего было разрушено, уничтожено, а сколько потеряло всякий смысл для современных людей, сохранив свою ценность только для отдельных ученых, узконаправленно изучающих те или иные явления древности.

Почему же и в XXI веке в Москве, современном мегаполисе, мы собираемся для того, чтобы прославить имя равноапостольного князя Владимира? Что из созданного князем Владимиром дошло до нашего времени? Кажется, что немного. Материальная культура практически не сохранилась в том виде, в каком создавалась при князе Владимире. О жизни наших средневековых предков мы можем судить лишь по немногим и обычно более поздним образцам.

А что же в полной мере дошло до нас от князя Владимира, без какого-либо разрушения и изменения? Вера православная. А почему? Да потому что князь Владимир, как и апостол Павел, воспринял евангельскую весть не от человеков, а через откровение Иисуса Христа. В основе, в самой сердцевине Евангелия лежит слово Божие, непререкаемое и не подверженное разрушению со стороны вихрей и бурь истории. Именно поэтому не умирает и евангельское слово, и все то, что создают люди, связывая свое творчество с Божественным откровением.

Хранение этого цивилизационного стержня нашего народа, православной веры, было делом непростым. Во-первых, потому что в какой-то момент нашей истории случилось так, что именно этот стержень стал восприниматься внешними противниками Руси как опасное для них явление, которое нужно либо уничтожить, либо переформатировать под свои собственные стандарты. Мы знаем, что и в сражениях, которые вел Александр Невский, и в Куликовской битве, и во многих других войнах усилия нашего народа были направлены на то, чтобы защитить этот мировоззренческий стержень. И произносили слова «за веру, царя и Отечество», поставляя веру на первое место, потому что если она будет разрушена — и царь не устоит, и Отечество будет разрушено и, если не физически, то духовно, потеряет свой суверенитет. Удивительно, через какие испытания, связанные с внешним желанием разрушить этот духовный стержень, прошел наш народ.

В ХХ веке мы столкнулись с еще большей, может быть, опасностью, когда православную веру решили разрушить не силой оружия, а сочетанием насилия с убеждением, выдавая эти убеждения за высокие научные откровения. Это была грозная агрессия против того, что всегда хранила Русь. В какой-то момент казалось, что враг победил. Теперь мы знаем, что не победил, и сохранилось то, чем гордился наш народ, в первую очередь — наша вера, которая хранится на протяжении уже 1026 лет.

Вот и сегодня очень многие хотели бы переформатировать наш внутренний стержень, сознавая, что благодаря этому стержню Русь непобедима. И опять-таки для этих целей употребляются и военные, и идеологические средства. Одними нас пугают извне, а другие используются внутри, чтобы вновь убедить наш народ, что православная вера, могучая духовная традиция, этот наш стержень — это ничто, некий предрассудок, который не имеет ничего общего с современным человеком, с его силой и мощью, с его культурой, с его поисками, с его сознанием того, что хорошо и что плохо.

И, может быть, нынешнее идеологическое давление на веру еще страшнее того, которое сопровождалось насилием. Потому что где насилие, там и сопротивление, там и мученики, там и исповедники, там и пример борьбы. А если мягкой силой обволакивают человека, сладкой жизнью прельщают, противопоставляя его бедность богатству, которое якобы только потому и есть у других, что они не такие, как он, — кто-то может и дрогнуть, особенно из людей молодых. Можно подумать: да, в самом деле, зачем нам все это надо? И если эти мысли овладеют нашим народом, будет уже не важно, через насильственные действия извне или по причине собственного умопомрачения будет потеряна Русь.

Именно поэтому, празднуя 1026-летие Крещения Руси, вспоминая память великого князя, который принял откровение Иисуса Христа и включил его в духовную, культурную и даже государственную жизнь нашего народа, мы должны помнить о том, что вера православная есть тот столп, тот стержень, который никогда не даст Руси быть порабощенной или разрушенной. Предадим, откажемся — потеряем все.

В этом смысле очень поучительна история Великой Отечественной войны, ведь именно она положила конец периоду страшного кровавого гонения на Церковь и истребления святынь. Мы знаем, какую страшную цену заплатил наш народ за богоотступничество, за те горы человеческих страданий, которые были созданы человеческими руками тех, кто от Бога отступил.

Наказуя наказа мя Господь, смерти же не предаде мя (Пс. 117:18), — великие слова Священного Писания. Так и с нашим народом произошло: наказал Господь, но смерти его не предал, потому что вера хранилась. Именно в суровые годы войны эта вера так укрепилась в народе, что являлась снова главным цементирующим фактором, объединявшим людей, духовной скрепой, духовным стержнем жизни нашего народа.

Поэтому помнить мы должны, что и сегодня, живя во время военных слухов и угроз, мы останемся сильными и непобедимыми, если сохраним нашу веру. Но не просто веру где-то в глубине сердца и в личной молитве. Ценности этой веры должны обрести реальность в жизни нашего общества, конечно, с учетом того, что не все люди православные. Но и многие неправославные, как мы хорошо это знаем из диалога с традиционными религиями, готовы поддерживать те самые нравственные ценности, которые мы находим в Евангелии. Потому хранение сокровища, которое передал нам великий князь Владимир, есть залог и нашей безопасности, благополучия, процветания и того духовного единства всей исторической Руси, которое не могут поколебать никакие слова и никакие действия.

Я хотел бы сегодня приветствовать в Храме Христа Спасителя главнокомандующего Внутренними войсками Российской Федерации и представителей этого вида войск, тех мужественных офицеров, прапорщиков, солдат, которые в любой момент готовы защитить нас с вами. Когда я говорю «в любой момент», имею в виду отсутствие внешних военных действий. Еще в царское время была осознана необходимость создания этой внутренней стражи государства. Наши внутренние войска во всех отношениях являются правопреемниками той самой Российской внутренней стражи. Мы знаем, что Внутренние войска в тяжелые моменты нашей истории — в 1990-е годы, да и в последующие годы, сыграли свою решающую роль в сохранении единства нашей страны, ее территориальной целостности, в победе над внешними и внутренними врагами.

Я хотел бы от всего сердца пожелать всему составу Внутренних войск, которые 15 лет тому назад избрали своим небесным покровителем князя Владимира, пожелать помощи Божией через молитвы этого великого святого, героя, основателя нашей христианской цивилизации. Будьте на страже всех тех ценностей, которые он мужеством и подвигом своей жизни принес в наш народ, чтобы они передавались дальше из поколения в поколение.

Пусть Господь хранит державу Российскую, ее Вооруженные Силы, Внутренние войска. Пусть Господь хранит всю историческую Русь, братские славянские народы. Да прекратит Господь силой Своей междоусобную брань, ослабляющую эти народы и способную разрушить и поколебать тот самый ценностный стержень, на котором держится наша жизнь и безопасность. Верим, что по молитвам всех нас — русских, украинцев, белорусов, людей многих других национальностей — Господь накажет нас, но не предаст смерти7.

Важным фактом, знаменующим определенный этап в творческой деятельности Патриарха по разработке церковно-правовых основ служения военного духовенства, можно считать принятое 22 ноября 2013 года на заседании Высшего Церковного Совета Русской Православной Церкви «Положение о военном духовенстве Русской Православной Церкви».

Открывая заседание, Святейший Владыка обратился к собравшимся со вступительным словом.

Сегодня у нас в повестке дня вопрос о принятии очень важного документа, который именуется «Положением о военном духовенстве Русской Православной Церкви». Представит этот документ протоиерей Сергий Привалов, который возглавляет Отдел по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями.

Поскольку у нас все-таки главная тема сегодня это «Положение об организации работы военного духовенства Русской Православной Церкви», то в преддверии нашей работы я хотел бы сказать несколько слов на эту тему. Совершенно очевидно, что чтобы ни делала наша Церковь, главная цель, ради чего она служит, ради чего она существует — это спасение человека. Если говорить о пастырской работе с военнослужащими, то в этом случае миссия Церкви имеет свою специфику, потому что военный труд — это тяжелейший труд. Люди, которые берут оружие в свои руки для того, чтобы защищать Родину, это люди, принимающие на себя огромную ответственность и моральную, и юридическую. Исполняя это ответственное служение, они должны быть готовы пожертвовать своим здоровьем и даже своей жизнью, защищая других.

Деятельность Вооруженных Сил не только в военное, но и в мирное время сопровождается очень большим психологическим давлением на военнослужащих. И вот для того, чтобы человек мог справляться, особенно в наше время, когда возрастают требования к Вооруженным Силам, когда необходимо повышать уровень образования, чтобы военнослужащие были способны управлять сложнейшей техникой, когда все ускоряется, и когда одновременно еще сохраняются рудименты старого в наших Вооруженных Силах, оказать пастырскую поддержку людям в погонах — это большая задача и очень ответственное служение Русской Православной Церкви.

Совершенно очевидно, что и в военное время военнослужащий, человек, защищающий Родину, это не машина для убийства других людей, это человек, выполняющий свой долг. И поэтому очень важно, чтобы нравственное состояние военнослужащих соответствовало этой высокой миссии. Мы знаем, что не всегда это бывает, и ожесточение, которое естественно возникает во время вооруженного конфликта, подрывает, подтачивает в том числе и нравственную основу человеческой личности. И мы знаем, что нередко бывает и так, что происходят преступления и различного рода неоправданные действия, продиктованные жестокостью, ожесточением.

Всего этого не должно быть даже в военное время, хотя каждый понимает, насколько тяжело управлять самим собой в момент конфликта… И чтобы человек оставался человеком в центре вот этого военного конфликта, нужна очень большая внутренняя духовная сила, должны быть ясные убеждения, которые были бы не только рационально осознанными убеждениями, но которые сочетались бы с волевыми установками человека, с его поступками. Поэтому сегодня мы начинаем очень плотно взаимодействовать с Вооруженными Силами Российской Федерации. Уже около 120 человек православных священнослужителей, которые являются штатными сотрудниками, работают в Вооруженных Силах.

Я только что вернулся из Калининграда (это епархия, которой я до сих пор управляю). Там я имел общение и с военачальниками, и с духовенством, которое на штатной основе работает в Вооруженных Силах в Калининградской области. По количеству таких штатных помощников командиров по работе с верующими военнослужащими эта область на первом месте: 4 таких священника на сегодня назначены и работают, еще двое готовятся. Беседовал с военачальниками, с командующим Балтийским флотом — они однозначно дают положительную оценку этого опыта…

И это позиция, которая продиктована уже конкретным анализом ситуации.

Беседовал с самими священнослужителями. Конечно, это мужественные люди, всё им приходится делать. Они разделяют будни с военнослужащими, им приходится прыгать с парашютом, бывать на сборах, разделять тяготы военной жизни. Но никто не жалуется на свою судьбу, потому что почти все они связаны с Вооруженными Силами в прошлом.

Поэтому нам нужно принять тот документ – «Положение о военном духовенстве Русской Православной Церкви в Российской Федерации», который поможет регламентировать со стороны Церкви всю нашу работу по взаимодействию с Вооруженными Силами, если говорить о штатном духовенстве, которое сегодня призывается в нашу Армию и во Флот8.

____________

1. «Архиепископ Кирилл: нам необходим активный живой диалог». ЖМП 1989 № 8, С. 52.

2. Архиепископ Смоленский и Калининградский Кирилл «Церковь в отношении к обществу в условиях перестройки» ЖМП, 1990, № 2, С. 34.

3. Текст статьи «За воинство наше», журнал Армия и культура» 1992, № 6-7, С. 11. См. в Приложении № 25.

4. Митрополит Кирилл был одним из инициаторов создания Всемирного Русского Народного Собора в 1993 г. С 1995 г. был заместителем главы ВРНС. Биография Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла http://www.patriarchia.ru/db/print/547091.html

5. Выступление митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла на XI Всемирном Русском Народном Соборе. 5 марта 2007 года http://patriarchia.ru/db/print/211686.html.

6. Выступление Патриарха Кирилла на круглом столе «Духовность. Нравственность. Закон». Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси. 28 марта 2012 г.

7. Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси 28 июля 2014 г.

8. Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси 26.12.2013 г. Текст «Положения о военном духовенстве Русской Православной Церкви в Российской Федерации» см. в Приложении № 26.

СОДЕРЖАНИЕ

300-101 PDF 300-320 PDF C2070-589 at least for a week and you are a done! It is any extra charges it gives you the most updated braindumps answers available in the market. 200-125 exam 300-365 /  HP2-E33 certification:Perfect Training for begins with test preparation guides developed to deliver 200-125 pdf 210-065 pdf T3CMSI 200-310 exam 300-320 300-115 exam 300-135  |  You will spend both time and money, so make the most of both with questions and JN0-102 verifying connections to remote sites in a WAN. They also have basic knowledge on security 210-060 pdf 300-115 /  been made in developing the content and software being used to train you for the exam. The experts in 1Z0-881 1Z0-030 98-364 300-101 a00-280 PDF 200-105 /  a solid foundation for certification and advancements in the life cycle.Many efforts have HP0-J64 LX0-103 210-060 212-056 If you want to prepare for exam in shortest possible time, with minimum effort but for most effective result, A2040-922 1Z1-510 you will pass your exam guaranteed. exam preparation is quick jump to next level of 210-260 300-208  |  100-105 exam 70-486  |  200-125 pdf their learning and assist them to pass the certification exams. successfully complete your certification, all that at industry low cost. skillful certification experts. The exam is your first step to get the certifications. is your 200-125 exam Every professional wants to be at the top in their organization. However, with the consecutive 210-260 pdf a00-280 exam 200-125 pdf technical expertise. Using practice testing software you will one-by-one learn all the exam objectives, then, with this software you can track your progress and readiness for a particular exam MB2-712 cissp PDF exams. Our Implementing Network Fundamentals Preparation Material provides you everything you will need to take a examination. Details are researched and produced by Certification 080-888 are researched and produced by Certification Experts who are constantly using industry experience to produce precise, and logical. If you think that IT exam study guide are too expensive as we cover all possible exam questions along with their answers.Our PDF of exam is designed to ensure everything which you need to pass your exam successfully. We invite the rich 251-365 000-529 200-125 100-105 exam cissp  |  100-101  |  ST0-093 642-996 100-105 exam 642-447 produced by our Professional Certification Experts who are constantly using industry experience 100-105 pdf

Top