Роль церкви в процессе становления воина-патриота в Кольском Заполярье

Доклад председателя Отдела по взаимодействию с Вооруженными силами Мурманской епархии протоиерея Андрея Амелина на конференции «Роль Церкви в процессе становления воина-патриота в Кольском Заполярье» (Мурманск, 24.11.16)

Данная тема очень важная, потому что о патриотизме сейчас только ленивый не говорит. У нас в России всех призывают быть патриотами. Идея патриотизма зачастую эксплуатируется в различных предвыборных кампаниях, когда раздаются листовки, где говорится о безмерной любви к России того или иного кандидата. Все любят Отечество, со всех сторон мы слышим это и по радио, и по телевидению. А как христианину относиться к патриотизму?

Вообще, что такое патриотизм в светском понимании этого слова? Ведь изначально это нерелигиозное понятие. Патриотизм – это любовь к отечеству, конечно. Но что именно любить? Маму с папой? Место, где я родился? Город, где я живу, где живут мои родственники и жили мои предки? Родной язык? Отечественную культуру? Леса, реки и поля? Государство? Какую Россию нам любить – Россию преп. Сергия Радонежского и патриарха Тихона, Россию Пушкина, Менделеева и Шостаковича или – Россию Малюты Скуратова, Ленина, Ивана Грозного? Как тут быть? Как, наконец, к этому относится Церковь, что с её точки зрения есть патриотизм?

Подобные вопросы часто задают молодые люди, готовящиеся вступить во взрослую жизнь. Ребята, которым предстоит служба в Вооружённых силах и за которыми гоняются работники военкоматов, меня зачастую спрашивают: «А почему мы должны служить в армии? Почему мы должны защищать Отечество? И вообще, что такое Отечество?». Даже люди, выросшие в советскую эпоху. Ещё во время своей службы на Флоте в 90-е годы я помню споры со своим непосредственным командиром на подобные темы. Он говорил мне, что Родина – это место, где человеку хорошо и комфортно и что он был бы готов послужить и Соединённым Штатам Америки, но только никто не предлагает. Тогда государство по шесть месяцев не выплачивало военным зарплаты, обрекая их семьи на нищенское существование, поэтому можно было понять моральное состояние наших офицеров.

Понятие «отечество» включает помимо всего прочего понятие «государства». Сегодня государство видит, что народ спивается, а молодёжь в большинстве своём балуется наркотиками, но при этом не проводит адекватных мер по оздоровлению общества. Государство обозначает демографический кризис, что, в общем, указывает на постепенное уничтожение нашей Российской цивилизации, и при этом мало что делает для развития и укрепления семьи. А многодетность в нашем обществе уже давно воспринимается как какое-то аномальное явление. У нас из четырёх зачатых детей трое абортируются, а один выживает. Для сравнения – в Штатах из четырёх выживают трое. Когда к власти в США пришёл Джордж Буш, то как христианин (баптист) он обратился к своему народу: «Если хотите убивать своих детей, то, пожалуйста, за свой счёт». Святейший Патриарх Кирилл тоже обратился к членам Федерального Собрания с предложением прекратить убивать своих нерождённых детей за счёт налогоплательщиков. Последние аплодировали ему стоя, но уже через полгода предложение Патриарха сошло на нет. Видно, выгодно государству убивать свой народ.

Поэтому мы, как и европейцы, – вымирающая цивилизация. Наше государство борется с ИГИЛ как с террористической угрозой, но наши женщины ежегодно оставляют примерно 1 000 000 младенцев в абортариях.

Сейчас ведется много разговоров о величии России. В чём, собственно, заключается величие России? В победе во Второй мировой войне? Да – наш народ одолел фашизм. В нашей истории много славных побед. Но мы должны отдавать себе отчёт в том, что страна, победившая в последней Мировой, распалась и исчезла. Народы, ее населявшие и составлявшие, разбрелись по отдельным квартирам и в раздробленном виде превратились из субъекта мировой политики – в группу разрозненных объектов. Иногда они мирно и устало живут бок о бок, но часто поглядывают друг на друга волком. Из всей совместно прожитой истории в память множеству людей врезалось, кажется, только плохое. А все хорошее забыто, брошено, не понято и не инвентаризировано в качестве исторического багажа. И что дальше?

Я уверен, что патриотизм не ограничивается только гордостью за совершившиеся победы. Патриотизм не должен быть привязан только к неким датам, как пришвартованное к причалу судно. Патриотизм должен быть зрячим и постоянным.

«Передайте Государю императору, что англичанин кирпичом ружья не чистит!», – кричал в предсмертном бреду на казенной койке Левша. И это – верный образ патриота, знающего, что сегодняшняя расхлябанность завтра может быть оплачена большой кровью.

О чем бы кричал Левша сегодня?

Люди гибнут массово на дорогах, и от человеческого фактора чаще, чем от технических неисправностей. Детей продолжают убивать в абортариях с согласия мам или по их кровожадному требованию. Наркотики и алкоголь действуют страшнее иприта в годы Первой Мировой войны. Ко всему этому можно добавить СМИ, чья деятельность в современном мире тождественна действию оружия массового поражения. Вот они – войны, которые никто не объявлял, но которые ведутся и в которых мы проигрываем.

Что может быть горше подобных поражений? Что может быть трагичнее Гулливера, стреноженного лилипутами?

Можно не бояться открытых боевых столкновений, вести их умело и выходить из них победителем. Но можно затем терпеть сокрушительные поражения и реально, а не в переносном смысле, погибать на полях иных сражений. О том, чтобы череда подобных поражений остановилась, должен думать каждый патриот и внук победителя в Великой Отечественной войне.

Сказанное относится к тем, кому восторженная любовь к славному прошлому мешает оценивать угрозы и проблемы текущего дня. Но есть и другие, те, кто не замечает в отечественной истории ни славы, ни успехов, ни подвигов; кто тоскующим взглядом смотрит «за бугор» и обо всем своем высказывается только презрительно. Для этих людей в качестве противоядия нужен здоровый патриотизм и положительные примеры.

Посмотрим, как созидалась Российская держава. Святой князь Владимир, святой князь Александр Невский, святой князь Даниил Московский; святые митрополиты Пётр и Алексий, патриарх Гермоген, преподобный Сергий Радонежский – вот кто основа нашего отечества. Не потому они святые, что созидали и защищали державу (как воспринимает это мифологическое сознание); а наоборот, Россия созидалась и покрывалась Богом потому, что они – святые. Вся жизнь этих, и многих других, не упомянутых мною, праведных людей, при всех их многоразличных государственных и церковных заботах, была посвящена одному – исполнению заповедей Божиих. И сбылось над ними слово Евангелия: они, прежде всего, искали Царствия Божия и правды Его (Мф. 6:33), и приложилось им великое государство, да такое, идеалом которого долгое время было не земное благосостояние, но Христова святость. Потому и называли Россию – святой Русью. Вот в чём единственное истинное величие нашего Отечества: в пусть даже теоретическом, плохо воплощавшемся, но стремлении к идеалу святости.

Преподобный Сергий не кричал подобно нашим современным политикам, что Родину надо спасать. Он ушёл в лес спасать свою душу, очищать её от греховной скверны. А когда в этом деле преуспел, к нему, как святому потянулся народ. И так постепенно выросла Троице-Сергиева Лавра, ставшая форпостом нашего государства. И уже потом он благословляет государственного мужа благоверного князя Дмитрия Донского на битву с Мамаем. Как говорил преподобный Серафим Саровский: «Стяжи дух мирен и вокруг тебя тысячи спасутся». Благодаря преподобному Сергию, его молитве спаслась и вся Русь.

Как же теперь нам, оставаясь православными и в этом полагая главный смысл нашей жизни, послужить и нашему отечеству, беря пример с сонма праведников, в земле Российской просиявших? Может быть, возможно возвращение идеала Святой Руси в нашу жизнь? Здесь нужно осознавать, что этот идеал – вовсе не стройное хождение крестными ходами, круглосуточное чтение акафистов, но именно понуждение себя на исполнение заповедей Христовых, понуждение себя на жизнь по совести. «Всякого, кто слушает слова Мои сии и исполняет их, уподоблю мужу благоразумному, который построил дом свой на камне; и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и устремились на дом тот, и он не упал, потому что основан был на камне. А всякий, кто слушает сии слова Мои и не исполняет их, уподобится человеку безрассудному, который построил дом свой на песке; и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое» (Мф. 7:24–27). Это основа всякого действия для христианина.

Но именно здесь есть сложности. Христианство велит всё начинать с себя, созидать святость в себе; а вот с этим как раз у нас проблема. У нас «святость Руси» проявляется в ностальгировании по давно ушедшим временам, воспевании монархии и войн без трезвой и разносторонней их оценки (мифологическое сознание) и в традиционном поиске врагов. Почему так? Потому что искать врагов и бороться с ветряными мельницами гораздо легче, чем быть нравственным порядочным человеком, христиански созидающим свою жизнь. Подлинный патриотизм, подлинная любовь к родине должна проявляться в делах, не в словах. И дела эти не обязательно глобальные – «всех порвать на части, Господа хваля», как призывает певица Жанна Бичевская.

Подлинный патриотизм начинается в семье, и воспитывается семьёй. Сначала внутриутробное развитие, ребёнок слушает, находясь у мамы в утробе вверх ногами, что мама слушает, как она говорит, что она поёт, какая музыка в доме, и он в эту атмосферу рождается. И если это атмосфера любви, то ребёнок сначала любит материнскую грудь, потом саму маму, её голос, тепло, потом он понимает, что есть и отец, которого он слышит. Потом эта любовь расширяется до семьи, потом до дома, если люди, которых он видит, приветливы, доброжелательны, любят его. Потом это расширяется до посёлка, до города. Потом до района, потом до губернии. Потом до всей страны. Потом на весь мир распространяется, сердце его расширяется. А без этого, что идёт от материнской груди, а лучше сказать от утробы матери, всё будут одни мероприятия. Мероприятия, деньги, распилили, палатки поставили, что-то сказали, как это у нас называется, добрые слова, ну и в большинстве случаев – как об стену горох.

А вот как сохранить семью, как достичь счастья в семейной жизни – вот этому учит Церковь на протяжении уже почти двух тысяч лет. Поэтому задача военного духовенства – не воспитать воина патриота (если это не привито в семье, то это очень трудно), а помочь нашему воинству обрести Бога. Как говорил наш великий полководец А.В.Суворов, «неверующее войско учить, всё равно, что ржавое железо точить». Потому что верующий человек всегда будет и настоящим воином, и подлинным патриотом.

Вам могут быть интересны эти публикации:

cism > < IIA-CIA-PART3 > < 200-120 > < cism > < 1z0-062 > < 810-403 > < 70-347 > < 1z0-062 > < 200-120 > < 352-001 > < 300-115 > < 70-486 > < EX200 > < pmp > < 100-105 > < 70-534 >

Top