«Секты – неоязычество – секуляризм: опасность усиления влияния на Вооруженные силы»

post-18790-1427919104

Выступление Б.М. Лукичева на Межправославной встрече в Любляне (Словения) «Секты – неоязычество – секуляризм: опасность размывания православной веры». 17 – 20 сентября 2015 г.

«Идол в мире ничто, и нет иного Бога, кроме Единого…» (1 Кор.8:4-6).

Деструктивные культы (секты), в том числе и неоязычество, начали свое ощутимое проникновение в силовые структуры, и, в частности, в Вооруженные силы Российской Федерации еще в 70 – 80-е годы минувшего столетия. Этот процесс был, естественно, частью того, что происходило в целом по стране.

Впрочем, первые попытки возрождения язычества в России были сделаны еще на заре советской власти. Так, в марте 1918 года, сразу после вступления в партию большевиков, будущий советский маршал и ярый враг православия М.Н. Тухачевский предложил Совнаркому РСФСР свой проект запрета христианства и возрождения язычества. Совнарком, правда, на специальном заседании отверг это предложение как «не соответствующее марксизму».

Тем не менее, в той или иной мере проявления сектантства и язычества в так называемых «катакомбных» формах, в проявлениях обрядоверий бытовых суевериях, и т.п. сохранялись на территории России на протяжении всего советского периода. Но, именно в последние десятилетия XX века новые религиозные или псевдорелигиозные образования начали действовать более активно на территории нашей страны, в том числе и в силовых структурах. Причин этому было несколько.

Одной из основных причин этого явилась многолетняя искусственная оторванность военнослужащих и членов их семей от традиционной веры их предков, в частности, веры православной, в силу проводимой в то время государством антирелигиозной политики. В связи с этим для Русской Православной Церкви не было возможности вести миссионерскую, или хотя бы просветительскую работу с военнослужащими и членами их семей.

Что касается секуляризма, так атеизм в качестве государственной политики СССР и подразумевал, и насаждал во всех сферах общественной жизни и государственной службы секуляризм. Естественно поэтому, что и поныне он не изжит из повседневной практики руководства и организации работы с личным составом Вооруженных сил Российской Федерации, особенно среди генералитета и старшего офицерского состава.

Должен отметить, что эту теперь действительно актуальную проблему, вынесенную для обсуждения на настоящей международной конференции, невозможно рассматривать в отрыве от совершенно очевидной тенденции усиления влияния религиозного фактора на силовые структуры в целом. Именно в контексте влияния религиозного фактора на все стороны жизни и деятельности войск и сил флота и возможно проанализировать опасность проникновения сект и неоязычества.

Когда речь идет о повышении роли религиозного фактора в Вооруженных силах Российской Федерации, то имеется в виду следующее:

повышение влияния религиозности личного состава, который получил возможность свободной мировоззренческой самоидентификации в военной среде, на его морально-психологическое состояние, на боевую готовность и боеспособность войск и сил флота. По данным Центра социологических исследований Минобороны России за 2014 год около 70 % военнослужащих признают себя верующими людьми, из них более 80 называют себя православными, около 10% — мусульманами;

— влияние религиозной обстановки в местах дислокации (базирования) войск (сил) на ход боевой подготовки в мирное время, и на выполнение задач по предназначению в особый период;

— влияние религиозности войск вероятного противника, на обстановку в регионе вероятного театра военных действий, а также на ход и исход сражения.

Все эти составляющие религиозного фактора в военном деле в настоящее время оказывают все большее влияние на способность войск и сил флота выполнять задачи по их предназначению.

Более того, как известно, в современном мире порой религиозные противоречия становятся причинами начала многих военных конфликтов (Сирия, Ирак, Йемен), или они – конфликты, подогреваются обострением, часто искусственным, религиозных проблем (Косово, Украина, Афганистан).

Должен заметить при этом, что влияние религиозного фактора на морально-психологическое состояние личного состава войсковых подразделений конечно разнонаправлено.

С одной стороны богослужебная, просветительская деятельность, пастырское окормление военнослужащих и членов их семей традиционными религиозными объединениями России – это позитивный фактор. Введение института военного духовенства в Вооруженных силах Российской Федерации позитивно сказывается на морально-психологической обстановке в войсках и на готовности и способности выполнения ими поставленных задач.

В Российских Вооруженных Силах институт военного духовенства введен решением главы государства с 21 июля 2009 года. В настоящее время штат предусматривает 250 должностей. Реально назначены и работают 153 духовных лица, в том числе 3 мусульманина и один буддист, остальные военные священники – православного вероисповедания. Кроме того на нештатной основе в войсках и силах флота уже почти два десятка лет на добровольной основе несколько сотен православных священнослужителей осуществляют пастырское окормление военнослужащих и членов их семей.

Но это отдельная тема, выпадающая из контекста настоящей дискуссии.

С другой стороны в ситуации усиления роли религиозного фактора в поддержании морально-психологического состоянии личного состава, возникновение и актуализация проблем связанных с деятельностью деструктивных культов (сект), неоязычества и так называемого секуляризма еще более усложняет задачу поддержания морально-психологического состояния.

Как известно, в активном словаре западных спецслужб и связанных с ними аналитических центров есть понятие “деструктивный потенциал”. Это термин подразумевает такой комплекс обстоятельств и специально организуемых мероприятий, который может разрушать, ослаблять институциональные структуры, способствовать росту нестабильности в жизни государства, его силовых структур и общества.

На протяжении ряда лет мы имеем факты, когда зарубежные центры этот деструктивный потенциал пытаются сформировать, усилить и использовать на территории России. Председатель Синодального комитета Московского Патриархата по взаимодействию с казачеством митрополит Ставропольский и Невинномысской Кирилл, отмечал, что подобная деятельность имеет «корни финансирования на Западе, это работа спецслужб, это то же самое, что и создание НКО, которые готовили Майдан и которые готовы тем же заниматься в России».

Органы военного управления России располагают достоверной информацией о том, что к Вооруженным силам постоянно проявляют специфический интерес представители различных так называемых религиозных образований, в частности, Церкви Иисуса Христа Святых последних дней (мормоны), Свидетели Иеговы, Церкви саентологии, «Церковь Нави», которая в действительности является подразделением или вербовочной структурой сатанинской группировки «Южный Крест», иначе — «Московская церковь сатаны».

и других. Это вызывает определенную озабоченность и необходимость принимать превентивные меры, учетом того, что центры этих псевдо религиозных образований находятся в США.

Органы комендатур и военной полиции России неоднократно задерживали молодых миссионеров-мормонов, которые парами бродят по городам и весям России (количество таких миссионерских пар достигает нескольких сотен в год) во время попыток их проникновения на закрытые территории военных гарнизонов. Таким образом эти молодые люди зарабатывают для себя возможность бесплатно учиться в университете Бригама Янга который базируется в г. Прово, штат Юта, и одновременно собирают информацию, которая имеет существенное значение для спецслужб США.

Три недели назад в Московском офисе Церкви саентологии обнаружено шпионское оборудование и возбуждено по этому поводу уголовное дело. В целом деструктивные методы психологической обработки с адептов дианетики известны.

Что касается свидетелей Иеговы, то они пытаются действовать в основном через членов семей военнослужащих и государственных служащих, проникая в медицинские и образовательные учреждения военных гарнизонов, наводняя своей пропагандистской литературой, такой как журналы «Сторожевая башня», «Пробудись» и т.п. Объем поставок которой в Россию достигает порой до 100 тонн ежегодно.

Кажется и с этой проблемой начали бороться. 21 августа 2015 г. в СМИ было опубликовано сообщение, что Санкт-Петербургская таможня арестовала прибывший из издательского центра в ФРГ многотонный груз литературы иеговистов (более миллиона брошюр), признав ее экстремистской, призывающей игнорировать интересы государства, выступающей против службы в Вооруженных силах и т.п.

Мы отмечаем также, что в последнее время в силовых структурах растет число военнослужащих в той или иной мере склонных к исповеданию или использованию практик неоязычества. С точки зрения государственных интересов это опасная тенденция, которая может стать первопричиной нежелательных последствий. Рост влияния на военнослужащих осуществляется через неоязычников которые работают в военизированных спортивных обществах, спортивных клубов единоборств. Те же клубы славяно-горецкой борьбы, другие клубы «традиционных» единоборств и им подобные организации, привлекая в первую очередь молодежь, являются, по сути, вербовочными структурами неоязычников. Они завлекают молодежь той риторикой, о которой здесь много сказано.

Неоязыческие настроения распространены в среде спортивных болельщиков, сотрудников среднего звена силовых структур. Есть свидетельства даже о наличии неоязычников в спецподразделениях «Альфа» и «Вымпел». Имеют место факты, когда язычество исповедают не только солдаты, но и молодые офицеры.

Неоязычники в силовых структурах склоняют колеблющихся военнослужащих к присоединению к их общинам. Последнее возможно, в том числе, на фоне национального единства определенных групп (кавказцы, буряты и, отдельно, тувинцы) внутри вооруженных сил и силовых структур. Существуют также неоязыческие группы среди заключенных.

Патриарх Московский и всея Руси Алексий II еще в 2004 году на открытии Архиерейского собора в своём выступлении назвал распространение неоязычества одной из главных угроз XXI века, поставив его в один ряд с терроризмом и «другими губительными явлениями современности».

В чем опасность усиления влияния сект и неоязычества для государства и его силовых структур, в частности Вооруженных сил, помимо очевидной и недооцененной опасности гибели заблудших душ?

Прежде всего, это грозит разделением. Само язычество характеризуется многоплановостью, отсутствием четких понятийных границ. Оно не имеет единой организации и структуры. Многих из них объединяет только ненависть к православию.

Язычники-вятичи не считают себя связанными с язычниками из Москвы. Приверженцы «Ингрии» не хотят иметь что-либо общее с язычниками из Великого Новгорода.

Уже сегодня большинство неоязычников не считают себя русскими. Они «ха׳рийцы», «да׳рийцы», святорусы, рассены, славяно-арии, русичи, или просто славяне. Возрождают и эксплуатируют в своих интересах наименование давно ассимилированных и исчезнувших племен — венедов, кривичей и мерян. При этом кто-то молится Перуну, кто-то Велесу, кто-то – Роду, кто-то почитает иных богов… Мордовские, чувашские, марийские язычники, не имеющие отношения к славянскому язычеству, хотят жить отдельными уделами.

Суммируя можно сказать, что в определенном смысле они являются продолжателями дела, которое пытался в ходе войны 1941 – 1945 годов реализовать на просторах Советского Союза Гитлер с Розенбергом: «В наших интересах, чтобы в каждой русской деревне была своя секта… поскольку разъединяющие тенденции в русском пространстве только усилятся».

Такое открытое размежевание с реальным русским народом выражается в том числе, и в открытом пренебрежении к современной России, которую неоязычники подчас не считают своей родиной и заявляют об этом публично: «Я бы отдал свою жизнь за родину, но мою родину убили 1000 лет назад», «мы не за Россию».

Опасность пропаганды подобных неоязыческих постулатов заключается в том, что они ломают духовную и культурную основу русского человека, создают серьезную угрозу для духовного здоровья нации, для межнациональной и межконфессиональной стабильности, для воспитания новых поколений граждан. Таким образом девальвируется авторитет государственной власти, размывается глубинная мотивационная основа военной службы.

В лучшем случае для язычника в качестве мотива военной службы остается материальный фактор, а то и что еще похуже. При определенных условиях могут быть осуществлены попытки реализовать возможности силовых структур, консолидированных вокруг языческой идеи, для решения политических вопросов.

Формирующую и основополагающую роль в неоязыческом мифопостроении играет автор продвигаемой идеи. Это, как правило, харизматический лидер, который руководствуется лишь собственными идеологическими, политическими и религиозными целями и предпочтениями. Известно, что неоязыческая и антихристианская идеология активнейшим образом используется политическими экстремистами, занимающими откровенно фашистские, антигосударственные позиции.

И в этом смысле языческий лидер есть прямая антитеза командиру. Таким образом в корне создаются условия для размывания корневого армейского принципа управления – единоначалия. А это создает предпосылки к тому, что подразделение, в котором стало значительным проявление язычества может оказаться неспособным к выполнению задач по предназначению.

Приведенные выше тезисы иллюстрируют, например, выдержки из интервью известного неоязыческого апологета Лазаренко, в котором он откровенно декларирует свои взгляды: «Наша цель — возрождение древнейшего нордического культа, который мы называем ариасофия. Посредством восстановления магических связей с древними богами и распространения истинных учений. Наша религия не для нищих духом, не для низших каст. Их нужно держать в рамках, чтобы они не ломали сами себя и справедливый строй. Их надо держать в рамках принуждением, других способов нет. Низшие касты потому и низшие, что не способны на высокое проявление духа… Почему вы, русские патриоты, ненавидите православие? — Ну отчего же, попы бывают вполне приличные. Дело в другом: православие — религия для стада. Мне не хочется, чтобы мой народ был стадом. Ариасофия — религия волевых людей. Мы бы хотели, чтобы вся нация стала такой в идеале. Русской нации сейчас нет, есть русскоязычный сброд. Мы не собираемся идти на компромиссы с государством. Мы собираемся его опрокинуть. Потенциально мы сильнее государства».

Неоязычество необходимо, прежде всего, тем, кто хочет ослабить, расшатать, опрокинуть Россию. Неоязычники от политики пытаются воплотить в жизнь свои химерические построения; «целители» и им подобные видят в язычестве неплохой инструмент для своих целей.

Известный в России исследователь современного религиозного сектантства Александр Дворкин утверждает, что сам неоязыческий проект зародился не в России, а в Англии и Франции в конце 1960-х годов, после чего стал постепенно распространяться на другие страны, и сейчас известен прежде всего как международное неоязыческое движение «Новой эры» («Нью Эйдж»). «Спонсируется неоязыческий проект также из-за рубежа. Это весьма и весьма серьезная опасность, вызов… Сейчас уже точка сопоставления — это Украина. Неоязычники очень активно действовали на Майдане», — отметил Дворкин.

Совершенно очевидно, что в данных условиях военному руководству необходимо постоянно проводить объективный перманентный анализ ситуации, мониторинг. Оценивать обстановку и принимать решения, но именно по этим вопросам. Готовить предложения для принятия решений и политическому руководству.

Язычество наносит сильнейший удар и по патриотическому настрою военнослужащих, пытаясь разобщить воинский коллектив по национальному признаку. Эта работа ведется по принципу: «Кто нам мешает, тот нам поможет». Примером может служить псевдолозунг «Россия для русских», который паразитирует на чувстве национального достоинства русских которое особенно обострилось после катастрофы 1991 года. Другой пример — противопоставление так называемого «русского» и «жидовского» христианство. Что явно противоречит не только христианскому духу, но и самой сути России. Русские — соборная православная нация.

Главная долговременная цель – ослабление ключевого института государства – его Вооруженных сил имея ввиду перспективную цель — расщепление и уничтожение России как государства и как носителя Православной идеи.

В связи с изложенным предлагается рассмотреть рад мер противодействия по укреплению традиционной религиозности в российском обществе и противодействию развитию сектантства и неоязыческих культов изложенных в прилагаемом проекте плана действий.

Проект плана действий по укреплению традиционной религиозности в российском обществе и противодействию развитию сектантства и неоязыческих культов

А. Взаимодействие с общественными и молодежными движениями, силовыми структурами, военно-патриотическими центрами в регионах.

1.​ Работа с представителями Вооруженных сил, других силовых структур и казачества. Следует объяснять происхождение неоязыческих культов, их опасность для личности, семьи и общества. Особое внимание надлежит уделять тому, что нельзя быть двоеверцем, совмещая официальный статус православного казака или воина с замаскированным языческим культом.

2.​ Работа с молодежными субкультурами. Молодежь ищет малые группы для самореализации, и неоязычество дает им такую возможность. Необходимо одной из существенных организационных основ молодежных организаций сделать структурированность, при которой основным элементом будет малая группа, 5-7 человек. В то же время важны массовые мероприятия (по одной из версий, идеология приоритета «малых групп» в разных организациях разработана на Западе с целью недопущения независимого объединения крупных народных масс).

Один из способов противодействия – вовлечение молодежи в православные общины, подобные то, которая организована иеромонахом Феоктистом (Петровым) в Жигулях «Духовно-культурный кремль Богатырская слобода».

3.​ Работа с современными героями России, со спортивными лидерами – необходимо выводить на медийные площадки отличившихся военных, культовых представителей российского спорта, боевых искусств. Следует проводить их встречи с молодежью, посвященные подлинному возрождению русских традиций в православном духе. (Список потенциальных кандидатов предоставляют ответственный по связям с ОМОН и СОБР Отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными органами протоиерей Димитрий Василенков, глава НКО «Офицеры России» Антон Цветков).

4.​ Работа в регионах. Обратить особое внимание глав епархий, викариев, наместников, благочинных и настоятелей монастырей и храмов на патриотическое воспитание членов Церкви и противодействие доминанте либеральных группировок среди мирян в информационном пространстве и на мероприятиях. На основе имеющихся возможностей патриотических общественных организаций создать координационные центры при епархиальных управлениях. Задачей данных центров будет внедрение комплексных мер по патриотическому, военно-спортивному воспитанию молодежи.

Б. Взаимодействие со средствами массовой информации.

5.​ Работа в формате кино. Активное позиционирование традиционных христианских ценностей и неискаженных исторических фактов в средствах массовой информации: кино- и видеофильмы, мультфильмы. Особое внимание в сюжетах обращать на тему развенчивания мифов о язычестве в Древней Руси, о близости христианства и пацифизма.

6.​ Работа в формате журналистики. При помощи студии «Авторская программа Аркадия Мамонтова» необходимо провести телевизионное расследование по неоязычеству с привлечением адептов, пострадавших, очевидцев, в том числе зарубежных (контакты есть у А.Л. Дворкина).

7.​ Работа в формате телепередач. В связи с 1000-летием преставления святого равноапостольного князя Владимира уместно провести телевизионные дебаты в формате ток-шоу. Главная задача – показать, что либералы, воспринимаемые в обществе негативно, настроены против христианства, и этот же настрой — у неоязычников, при всей их националистической демагогии. Таким образом, неоязычники должны восприниматься как предатели, особенно в связи с поддержкой ими антиросийских сил на Украине. На одной стороне можно поместить, например, Л.Гозмана и язычника М.Задорнова, на другой — подлинных патриотов России, готовых сказать, что основа стабильности государства – в православной вере.

8.​ Работа с печатными СМИ, книгоиздательствами. Инициировать распространение в крупных книготорговых сетях и в книжных отделах гипермаркетов книг, журналов, брошюр, отражающих патриотический, христианский взгляд на российскую государственность. Выявлять и изымать силами правоохранительных ведомств неязыческую литературу экстремистского характера.

В. Взаимодействие с государственными структурами, профильными церковными и общественными объединениями.

9.​ Усилить антиязыческую составляющую в церковной экологической повестке в связи с ростом влияния секты «Анастасия» («Звенящие кедры России») и ей подобных.

10.​ С привлечением социологической службы «Среда» и государственных ведомств, проводящих закрытые опросы, провести анализ численности языческой общины (соответствующий запрос государственным службам сделан).

11.​ Учитывая факт оттока последователей из язычников в ваххабиты, необходимо выстроить диалог с государством по созданию правоохранительного механизма противодействия крайним формам язычества, предполагающим апелляцию к национализму и насилию в отношении инакомыслящих.

12.​ Наладить взаимодействие с Министерством культуры РФ для участия в федеральных целевых программах, направленных на патриотическое воспитание молодежи, противодействие искажению истории.

13.​ Инициировать на законодательном уровне во взаимодействии с Госдумой закон о приравнивании книг и иных информационных ресурсов с произвольным преподнесением исторических фактов и прямой фальсификацией истории страны к экстремистским материалам, а неоязыческие и иные вероучения, базирующиеся на подобных материалах, отождествить с экстремистскими.

Г. Взаимодействие с ведущими дискуссионными площадками, проведение просветительских мероприятий.

14.​ Провести ряд публичных дискуссионных и образовательных мероприятий: открытый семинар «Крещеная Русь и вызов неоязычества», секцию по противодействию неоязычеству в рамках предстоящих Международных Рождественских образовательных чтений.

15.​ Обеспечить участие представительной и экспертно сильной делегации Московского Патриархата во Всеправославном совещании в Любляне (Словения) 17-20 сентября с.г. на тему «Секты, неоязычество, секуляризм: опасность размывания православной веры».

16.​ При планировании повестки общественных мероприятий патриотической тематики необходимо позиционировать 70-летие Победы в Великой Отечественной войне как превосходство христианства и традиционных ценностей над языческой идеологией Третьего рейха, привлекая внимание СМИ и общественности к этому факту. Необходимо выстраивать последовательную полемику в отношении попыток отождествить христианство и пацифизм.

Вам могут быть интересны эти публикации:

cism > < IIA-CIA-PART3 > < 200-120 > < cism > < 1z0-062 > < 810-403 > < 70-347 > < 1z0-062 > < 200-120 > < 352-001 > < 300-115 > < 70-486 > < EX200 > < pmp > < 100-105 > < 70-534 >

Top