Святые мученики Евстратий, Авксентий, Евгений, Мардарий, Орест

Начало IV века, время царствования императора Диоклетиана (284-305 г.) на Востоке, ознаменовалось страшным по своей жестокости гонением на христиан. Император Диоклетиан, желая возродить угасающую языческую религию, в 302-ом году издал указ, которым предписывалось разрушать христианские храмы и лишать христиан всех гражданских прав и должностей. Вскоре после этого он издал второй указ, предписывающий употребить все меры к тому, чтобы склонить христиан к отречению от своей веры, а непокорных казнить…

Слишком велика была ненависть язычников к христианам, чтобы эти императорские указы оставСвятые мученики Евстратий, Авксентий, Евгений, Мардарий, Орест ались в бездействии. Вскоре по доносу врагов тюрьмы наполнились христианами-епископами, пресвитерами и мирянами. В Армении был схвачен пресвитер Аравракинской церкви Авксентий, который вместе с другими христианами был отдан в городе Саталионе под суд областному правителю Лисию, жестокому гонителю христиан.

В Саталионе над войском начальствовал Евстратий, христианин, муж благочестивый, проповедник христианского образа жизни. Узнав, что пресвитер Авксентий находится в городской тюрьме, Евстратий пришел к нему и просил его молиться, чтобы Господь укрепил его на мученический подвиг. И, когда пресвитер Авксентий вместе с другими заключенными христианами предстал на суд, Евстратий объявил себя христианином. Разгневанный Лисий велел лишить Евстратия всех воинских званий и предать истязаниям. Друг Евстратия — Евгений, тоже военачальник, пожелал разделить участь своего друга Евстратия и всенародно объявил себя христианином. Он тотчас же был закован в цепи и вместе с другими брошен в темницу.

На утро всех заключенных повели в город Никополь. В цепях, под ударами воины погнали святых мучеников, а Евстратию надели еще сапоги с гвоздями, которые пронзали его ноги. Следуя по своему страдальческому пути, мученикам пришлось проходить через свой родной город Аравракин. Граждане вышли навстречу, чтобы видеть Евстратия, которого все любили и уважали, но не смели подойти к нему, потому что боялись навлечь на себя гнев и гонение начальников.

Однако христианин Мардарий пренебрег опасностью. Оставив свою семью на попечение благочестивых соседей, а больше — на промысл Божий, он последовал за своими друзьями, готовыми принять мученический венец. На все угрозы Лисия Мардарий кротко отвечал: «Я христианин.» Пресвитер Авксентий, Евгений и Мардарий после многих пыток были казнены. Перед своей казнью святой Мардарий молился Господу: «Владыка Боже Отец Вседержитель, Господь Сын Единородный Иисус Христос и Святой Дух, едино Божество и одна Сила, помилуй меня грешного, и Тебе известными путями спаси меня недостойного раба Твоего, потому что Ты благословен во веки. Аминь» (Перевод на русский язык молитвы святого Мардария, которая читается в конце 3-го часа).

На смену только что замученных христиан привели новых мучеников, готовых своей кровью запечатлеть свою верность и любовь ко Христу. Правитель Лисий, увидев крест на груди своего воина Ореста, спросил: «Не христианин ли ты?» Орест не стал отпираться: «Я раб Бога Всевышнего,» — ответил он. Его тот час же схватили и присоединили к прочим мученикам.

Когда же пришли в Никополь, многие воины объявили себя тоже христианами. Лисий был смущен; он боялся, что казнь такого множества христиан вызовет волнения в народе и сочувствие к мученикам. Он решил отправить Евстратия и Ореста в город Севастию, где градоправителем был некий Агриколай, известный своей жестокостью.

Святой Евстратий, представ перед своим новым мучителем, так мудро и убедительно говорил ему о Боге, Святой Евстратийо любви Его, о неизреченной благости, которая побудила Сына Божия воплотиться и страдать за людей, о безумии и суетности идолопоклонства, что жестокий судья склонился к милосердию. Оон убеждал святого Евстратия притворно отречься от Христа и принести жертву богам, обещая ему дары и почести. Но Евстратий оставался непоколебимым. Тогда у него на глазах замучили на раскаленном одре молодого воина Ореста. Теперь Евстратий остался один.

Последнюю ночь в темнице святой мученик провел в непрестанной молитве, укрепляемый Богом на предстоящие страдания. Радостно выслушал на утро Евстратий свой смертный приговор. С молитвой на устах он вошел в огненную печь и в ней предал дух свой Господу.

Впоследствии в память пяти святых мучеников (Евгения, Авксентия, Евстратия, Мардария и Ореста) близ Царьграда в ограде монастыря Олимп построили храм.

Память 13 декабря (26 декабря н. ст.)

Тропарь

Мученик всечестных светлость,/ пяточисленных страстотерпцев воспоем, / славу земных презревших, / солнца светлаго Евстратия, / премудраго витию со страдальцы, / на огнь и муки дерзнувших за всех Царя Христа / и от Престола Того славы почестьми венцев обдаренных. / Тех молитвами, Христе Боже, / спаси души наша.

Чудо святых мучеников Евстратия и дружины его

Близ Царьграда был монастырь, называвшийся Олимп, в котором была устроена церковь в честь мучеников Авксентия, Евгения, Мардария, Евстратия и Ореста. На день памяти этих святых (дек. 13) в Олимп имели ежегодно обыкновение приходить царь и патриарх, и первый постоянно приносил с собою золото и раздавал оное на потребу братии.

Но вот, однажды, накануне праздника святых погода сделалась очень дурною. Полил сильный дождь, поднялась буря; к ним присоединился холод, и в монастырь ни патриарх, ни царь и никто другой из города не пришел. Монахи, жившие одним только подаянием, запечалились. Пропевши вечерню и канон, они даже в церкви подняли ропот на святых мучеников и говорили: «что мы теперь будем есть? Что нам остается делать? Уйдем отсюда, ибо здесь с голода умрешь!» Так роптали малодушные, но роптали напрасно. Лишь только наступил вечерний сумрак, входит к игумену монастырский привратник и говорит: «благослови, отче, ввести в монастырь мужа, присланного от царя с подаянием на двух верблюдах.» Игумен благословил, и вот вошел муж с необыкновенно светлым лицом и сказал: «царь прислал вам брашна и вина — возьмите их.» И взяли, и вкусили пищи и вина; оставшееся же убрали.

Почти тотчас после этого привратник возвестил, что явился еще присланный от царицы. И этого ввели и взяли от него рыбу и десять златниц, присланных от супруги царской. Вслед за сим привратник снова возвещает о пришедшем от патриарха. И сей не тощ был, но вручил игумену присланные от первосвятителя сосуды церковные и объявил, что на утро и сам патриарх будет к ним. Принявши дары, игумен спросил прибывших: «вы здесь останетесь ночевать или уйдете?» «Если есть место, отвечали пришельцы, то здесь останемся». Отпуская их на покой, игумен снова спросил их: «а как имена ваши?» Пришедший от царя назвал себя Авксентием; от царицы присланный объявил, что ему имя Евгений, а посланец патриарха сказал, что его зовут Мардарием.

Прошла ночь, наступило утро. Монахи и гости их собрались в церковь и стали петь утреню. При начале ее вошли в церковь еще два неизвестные мужа и присоединились к поющим. Когда служба дошла до чтения жития празднуемых святых мучеников, то на повеление игумена читать оное монахи отвечали: «К чему? Ведь видишь, что никого из народа нет.» И хотели было оставить чтение жития. Но один из пришельцев упросил, чтобы чтение ему дозволено было, взял книгу и начал читать. Когда он дошел до места, где написано было: «обувен бысть Евстратий сапоги железны с гвоздьми острыми, «то вздохнув, ударил бывшим у него в руке жезлом в помост церковный и, о чудо! воткнувшийся в пол жезл тотчас пустил от себя ветви и стал зеленеющим деревом. Стоявшие сзади чтеца посланные от царя, царицы и патриарха, а также и пришедший с чтецом, сказали ему: «Для чего ты так сделал, Евстратий?» Чтец воскликнул: «о, как малы мои страдания против Божия воздаяния! Сделал же я, что вы видели, для того, чтобы праздник ваш не остался без посетителей». После сего все пятеро стали невидимы. И поняли иноки, что эти чудные пришельцы были не кто иные, как сами святые мученики Орест, Евгений, Мардарий, Авксентий, Евстратий, и прославили Бога. Вошедши, по окончании службы, в гостиницу, игумен нашел в ней множество хлебов и рыбы, сосуды же все были наполнены маслом. О великом чуде возвещено было царю и патриарху, которые и поспешили прибыть в монастырь. Тут снова все прославили Бога и святых мучеников! а жезл Евстратия разломали на благословение. В тот же день много было и исцелении недужным

cism > < IIA-CIA-PART3 > < 200-120 > < cism > < 1z0-062 > < 810-403 > < 70-347 > < 1z0-062 > < 200-120 > < 352-001 > < 300-115 > < 70-486 > < EX200 > < pmp > < 100-105 > < 70-534 >

Top