Воинский храм: сюда приходят по зову сердца

odon

17 июня Отдельной дивизии оперативного назначения (ОДОН) внутренних войск МВД России исполняется 85 лет. А вот расположенному на территории военного городка подмосковного соединения, больше известного, как дивизия Дзержинского, храму, во имя Божьей Матери Целительницы и священноисповедника Луки Крымского скоро исполнится шесть лет.

— Появление храма в соединении напрямую связано с тем, что изменилась жизнь, ситуация в стране, — рассказывает заместитель командира соединения по работе с личным составом полковник Андрей Николаевич Щербина. — Раньше у нас было одно государство. Теперь мы живём, по сути, в другом. Народ стал постепенно возвращаться к своим духовным корням, которые были несправедливо забыты в прошлое время. Стали возрождаться храмы, монастыри; люди стали больше узнавать про позитивную роль Церкви в истории государства; получили возможность свободно общаться с духовенством, открывая для себя Православие – веру наших предков, ставшую государствообразующей идеей.

Мысль о строительства храма появилась у командира медико-санитарного батальона ОДОН полковника медицинской службы Сергея Андреевича Яцкова в конце 1999 года. Началась вторая чеченская кампания, дивизия несла потери. Тела погибших однополчан, доставленные в соединение «грузом 200», направлялись в медсанбат, но размещать их приходилось, где придётся: в боксах, на складах. «Как то не по-христиански это получается, не по-товарищески. Человек отдал свою жизнь, а мы не можем найти ему достойного места для последнего земного пристанища, — мучался в раздумьях командир и решил, посоветовавшись с единомышленниками – настоятелем ближайшего к дивизии Никольского храма иереем Евгением Сидорычевым, своими заместителями: подполковниками Николаем Мурсой и Даниилом Толокновым — надо строить часовню! Однако, в дальнейшем, чтобы можно было не только отпеть или помолиться о душе покойного, но и проводить богослужения, совершать Таинства, решили строить храм. Поддержал эту инициативу и новый командир медсанбата – полковник медицинской службы Олег Сиводед.

7 января 2000 года в день Рождества Христова был освящён закладной камень будущей церкви. Позже оказалось, что это первый храм на территории Московской епархии, который возводится в новом тысячелетии. Началась стройка. Она вызвала большой резонанс среди военнослужащих дивизии: люди без уговоров понимали – свой храм в соединении нужен! По кругу пошла традиционная в таких случаях «шапка», быстро нашлись и благотворители, среди которых особенно стоит выделить межрегиональную ветеранскую организацию «Боевое братство». С теплотой вспоминает один из активных строителей храма, тогда начальник штаба медсанбата подполковник Даниил Викторович Толоконов, что солдаты, которые выделялись на стройку, трудились очень добросовестно, без обычных для этого дела отлыниваний и долгих перекуров – наряду с молодыми старались и старослужащие. Добрая воля хороших людей и молитвы духовенства во главе с благочинным Балашихинского церковного округа протоиереем Николаем Погребняк, помогли успешно завершить строительство. 1 октября 2003 года, в день празднования иконы Божьей Матери Целительница храм был освящён.

Поначалу прихожан было немного – в основном семьи офицеров, участвовавших в строительстве, да их ближайшие знакомые, а богослужения проводились только по праздникам. О том, что храм открылся, люди узнали не сразу, а кто-то просто не решался пойти на службу – стеснялся. Сегодня, спустя почти шесть лет, в храме сложилась крепкая, дружная община со своим хором, во главе которой, как отец большого семейства – иерей Алексей Бурцев. В выходные дни и церковные праздники в просторной церкви бывает тесно. Особенно многолюдно здесь бывает на престольный праздник, на Пасху, Рождество и Крещение Господне. Желающих набрать крещенской воды и освятить куличи набирается предостаточно. Практически после каждого богослужения проводятся Крестины – крестят не только младенцев, но и солдат – двоих, а то и троих.

Храм и задумывался строителями, как солдатский и их сегодня на богослужениях большинство: приходят по 20, а то и 30 человек. Из числа солдат и алтарники — помощники священника для служения в алтаре. Первым был рядовой Александр Брагин из войсковой части 3500. Сейчас он уже заканчивает Сретенскую духовную семинарию, получил сан дьякона, на воинской службе и в алтаре его сменил родной брат Михаил. Другим алтарником является сын священнослужителя из Карелии рядовой Юрий Трукшанин. Попав после учебки под Питером в подмосковную дивизию, солдат сильно тосковал по дому. Узнав, что в городке есть храм, парень стал отпрашиваться у командиров на богослужения. Убедившись, что мотивы солдата искренни, его отпускали на каждую службу без особых проблем.

— Душа рвалась сюда, – признаётся Юра. – Я получал здесь необходимую поддержку – освобождался от грехов, очищался покаянием с исповедью, укреплялся молитвой и причастием Святых даров. Священник заметил его прилежание и пригласил алтарничать.

Товарищи относятся к Трукшанину с уважением и пониманием — ведь он в храме Богу служит! Однако его убеждения разделять не спешат – для этого нужно не только добрый пример, но и время.

— Было такое, — вспоминает подполковник Толокнов, – когда солдат сюда приводили строем, как в музей или театр. А посещение храма забивалось замполитами в планы выходных дней. Конечно, это был явный перегиб и вскоре такое «мудрое» решение по «организации досуга» вскоре отменили.

Массовость на богослужении – вовсе не самоцель. Молитва – дело глубоко личное и предельно добровольное. Ведь, как хорошо известно, невольник – не богомольник. Ни батюшке, ни тем более Богу не нужны толпы зевающих и скучающих в храме посторонних людей, собранных здесь по приказу. Сюда надо приходить по зову сердца.

— Год назад, — рассказывает по этому поводу одну историю отец Алексей, — к нам на службу ходил один солдатик. Я на него с первого дня обратил внимание. Стоит скромно в сторонке, но ловит каждое слово. Свечей не зажигает, но что-то постоянно шепчет про себя — молится. Понаблюдал я за ним несколько месяцев и решил познакомиться. Оказалось, что Иван из старообрядческой семьи, живущей в таёжной глухомани. Попав в армию, парень столкнулся с непривычной для него атмосферой грубоватого воинского коллектива и… растерялся, а в отношениях с сослуживцами у него возникли проблемы. Как мог, поддержал тогда солдата, дал несколько советов, а в скором времени он исповедался у меня и принял непростое для него, но добровольное решение — перейти в православие. Отношения с сослуживцами у него постепенно выровнялись, он стал чувствовать себя увереннее.

— Атмосфера храма заметно меняет людей, — считает одна из первых и наиболее усердных прихожанок храма, бывший педагог Валентина Михайловна Баранова. Это хорошо видно, если понаблюдать за человеком в течение месяца со дня его первого прихода в церковь. Ведь здесь незримо, на каждом богослужением присутствуют Силы Небесные. Какая же воспитательная, духовная работа ведётся в храме! Трое наших бывших солдат – прихожан сейчас стали насельниками Оптиной пустыни, живут там и трудятся. Один из них уже стал монахом. Они не забывают нас, пишут письма. Нам приятно, что их служба Небесному Отечеству началась в нашем скромном воинском храме.

Заместитель командира медико-санитарного батальона по работе с личным составом подполковник Владимир Иванович Потапенко тоже заметил, что после богослужения с солдатами легче общаться:

— Мы начинаем лучше понимать друг-друга. Очевидно, что после службы душа делается более восприимчивой, отзывчивой, легче открывается навстречу искреннему порыву. Этому способствует и то, что общение происходит не в казарме, не в рабочем кабинете, а в хра-ме, в совершенно другой обстановке.

Но есть и вполне земные причины и объяснения того, почему посещение храма благотворно влияет на военнослужащих. На богослужениях помимо солдат присутствуют не только офицеры и контрактники с семьями: жёнами и детьми, но и люди, более старшего поколения — ветераны соединения – а это уже воспитательный фактор. Когда в родном гарнизонном храме встречаются несколько поколений русских людей, объединённых не только одной целью – службой Отечеству в одном соединении, но молитвой за него и родных к Господу, появляется живая и наиболее устойчивая связь времён — то, что было, казалось безвозвратно утрачено и что непременно, ради возрождения и спасения России, надо восстанавливать.

— Храм в медсанбате – это та база, которая позволяет проводить духовно-нравственное воспитание военнослужащих на месте, — поясняет полковник Щербина. — Пока службы проходят там один раз в неделю, по выходным и церковным праздникам, а как будет дальше — время покажет. Ведь сейчас во многих частях открываются храмы и часовни, в войсках накапливается интереснейший опыт духовного окормления военнослужащих.

У священнослужителей есть уникальный опыт церковного служения и свои методы воздействия на паству, которые не менее эффективны. И хотя они могут где-то не совпадать с привычными, уставными, но от этого часто только выигрывают. Зачем же отказываться от такого сотрудничества, если оно несёт реальную пользу?
Командование соединения старается привлекать священнослужителей на все более-менее значимые массовые мероприятия, а так же к проведению лекций и бесед с военнослужащими различных категорий. Как правило, эти выступления очень яркие и запоминаются людьми надолго – сказывается высокий уровень подготовки и большой практики священнослужителей. Слушают их всегда с большим вниманием и неподдельным интересом. У них есть чему поучиться многим нашим офицерам, обязанных, по долгу службы, воспитывать солдат словом, — признаёт главный воспитатель соединения. Их потенциал, их возможности влияния на широкие массы просто огромны.

У Церкви и командования соединения есть много общих задач, решать которые следует вместе. Например, профилактика суицидов, алкоголизма, наркомании, сквернословия и пропаганда здорового образа жизни, семейных ценностей. Известна принципиальная и твёрдая позиция Русской Православной Церкви в этих вопросах, которая совпадает с задачами, стоящими перед командованием соединения.

— За последние годы мы улучшили показатели по дисциплине и небоевым потерям, — говорит полковник Щербина, — и в этом без сомнения большая заслуга священнослужителей и нашей церкви. Как православный, верующий человек, я являюсь сторонником расширения связей между Русской Православной Церковью и войсками. Это взаимодействие приносит только положительный результат.

В конце прошлого года в соединении появился ещё одна церковь – во имя благоверного князя Александра Невского. Это бывший домовой храм московского отряда специального назначения «Русь». Когда большая часть его бойцов, влилась в состав создаваемого в дивизии Центра специального назначения, «переехал» сюда и храм. Он тоже не пустует. По словам курирующего храм заведующего сектором ВВ Синодального Отдела Московского Патриархата по взаимодействию с Вооржуженными силами и правоохранительными учреждениями диакона Алескея Заварнова, каждую Литургию причащается не менее 50 солдат и офицеров спецназа.

Вместе с церковью во имя святого Георгия Победоносца, открытого недавно в Главном военном клиническом госпитале ВВ, на территории военного городка дивизии, теперь три действующие церкви. Это служит лучшим ответом на вопрос в затянувшемся споре: нужны ли в воинских частях храмы? На него отвечает само время – нужны!

Подполковник Роман ИЛЮЩЕНКО.
Фото из архива прихода храма во имя иконы Божией Матери Целительница
и Священноисповедника Луки Крымско-го и архива соединения

Тэги ,

Вам могут быть интересны эти публикации:

cism > < IIA-CIA-PART3 > < 200-120 > < cism > < 1z0-062 > < 810-403 > < 70-347 > < 1z0-062 > < 200-120 > < 352-001 > < 300-115 > < 70-486 > < EX200 > < pmp > < 100-105 > < 70-534 >

Top машина порше цена у официального дилера www.porsche-rolf.ru