Жизнь и подвиг русского воина

Памяти Константина Ивановича ВАСИЛЬЕВА

Недавно Россия отмечала печальную годовщину событий в Театральном Центре «Норд — ост» на Дубровке. В те дни чеченские бандиты захватили в заложники зрителей, пришедших посмотреть спектакль. Несколько суток вся Москва с тревогой следила за экранами телевизоров. Множество людей несли бессонную вахту у стен Центра: внутри здания находились их близкие. Среди захваченных были дети. Боевики не пожелали их отпустить. Русский офицер, Константин Иванович Васильев, вместо детей предложил себя. И был убит головорезами. Нигде, кроме православных средств массовой информации, об этом не упоминается

Памяти русского воина, до конца выполнившего свой долг, были посвящены передачи радиостанции «Радонеж» из рубрики «Сим победиши», а также публикация в журнале «Русский Дом». Ведущим рубрики является Заместитель Председателя Синодального Отдела, иеромонах Савва /Молчанов/. В последней из передач воспоминаниями о своем товарище и ученике поделились офицер Андрей Михайлович Душенко и педагог Наталья Яковлевна Липакина. Ниже приводится сокращенная запись выступлений. Из них вырисовывается светлый образ нашего современника, отдавшего жизнь «за други своя».

В начале передачи ведущий, иеромонах Савва, попросил Андрея Михайловича напомнить слушателям биографию Константина Ивановича. Вот что тот рассказал:

— Костю я знал с самого детства. Он родился 6 мая 1967 года. Мы жили в одном доме, в городе Сарове, когда он еще назывался «Арзамас-16». Сегодня это город, известный не только своими достижениями в области науки и техники, но и тем, что там недавно отпраздновано 100-летиие прославления преподобного Серафима Саровского.

Костя крестился в зрелом возрасте. Я знаю, что это было сознательно. Когда мы с ним ездили в Дивеевский монастырь, в 15 километрах от Сарова, он приобрел крест, который носил впоследствии на груди. Крест был строгой формы, серебряный, на лицевой стороне — Распятие, на обороте — преподобный Сергий Радонежский. Этот самый крест был сорван с Константина, когда чеченские боевики расстреляли его на Дубровке. Сорван и брошен рядом.

Мы росли во время советской власти, которое сейчас подвергается исторической переоценке. Сегодняшняя Россия подвержена влияниям Запада. Нас пытаются ввергнуть в индивидуализм. А в то время укладу нашей жизни была свойственна общинность. Во дворе было много детей. Дня не проходило, чтобы мы не собирались вместе и не устраивали игры. У Кости рано проявлялось чувство справедливости: если ребята ссорились — он выступал миротворцем. Когда стал взрослым, это в нем осталось. Он стремился погасить любой конфликт.

В школе учились вместе. Он был отличником. Был у нас такой предмет «внеклассное чтение». Его не все любили. Но Костя со школьной скамьи увлекался чтением, в особенности книгами о Великой Отечественной войне. Он впитывал из них атмосферу подвига — того, чем, в итоге, завершился его жизненный путь.
После школы Константин поступил в одно военное училище, я в другое. В 1986 г., когда учились на втором курсе, встретились летом, во время отпуска. Костя, как каждый молодой человек, стремился стать сильным, чтобы защищать Родину. Я занимался в школьные годы борьбой, был хорошим спортсменом. А Костя мне говорит: «Знаешь, это все ерунда. Вот есть такой Алексей Алексеевич», — и начал на пальцах объяснять мне эту неизвестную мне школу. Как я понял, это было просто добро, спроецированное на ратное мастерство. Меня это заинтересовало.

Встречались редко, в основном, в отпусках. Я его навещал в Иркутске, когда служил там. В последние годы встречались в Москве. Здесь проводились семинары, и он меня познакомил с Алексеем Алексеевичем.

Вспоминаю, как во время учебы в четвертом классе, к нам пришла Наталья Яковлевна — сегодня она с нами — и пригласила заниматься в оркестре народных инструментов. Играли успешно. А потом она уехала куда-то в командировку. Оркестр остался без дирижера. Как-то в школе был праздник. Собрались родители. И мы заявили: «Будем играть!» Инструменты нам раздали, мы заиграли «Ах вы сени, мои сени!» — и какая же это была какофония! Провалились, но были в центре внимания…

Воспоминания о герое продолжает Ирина Яковлевна:

— Тяга к народному творчеству у Кости осталась на всю жизнь. Уже взрослым, закончив Академию и будучи подполковником, он восклицал: «Мне так хочется научиться играть на балалайке!». Это притом, что он уже освоил гармонь, и на вечеринках мог подобрать любую песню. У него был очень хороший музыкальный слух, как и у Андрея тоже.

Судьба нас с Костей развела. Но я хорошо его помню, его руки, его пронзительные голубые глаза. Он был въедлив в хорошем смысле: чем бы ни занимался — занимался серьезно. С ним было легко общаться, он был доступен, но при этом очень глубок. У него постоянно шла скрупулезная внутренняя работа над собой.
Характер в нем был виден с детства. С годами стал проявляться настоящий русский мужской дух. В Косте была огромная внутренняя сила. С ним, одним из немногих людей, я не боялась быть собой. Не боялась показаться глупой, смешной, наивной. Могла плакать, рыдать, смеяться. Общаясь с ним, я чувствовала, что становлюсь сильной.

У нас с Костей был перерыв в общении. После школы встретились, когда он был уже взрослым, заканчивал военное училище. Встреча с ним и Андреем произошла на одном мероприятии, в Сарове, где я тоже жила и работала. Наблюдая за Костей, я бы сказала, что он сформировался как необычная личность. В нем развился глубокий интерес к Православию, к русским истокам. Как он любил Россию, так переживал за нее! Он ощущал себя неотрывной ее частью. Он говорил о России, о ее предназначении — и это воспринималось как что-то очень значимое. Он внес свою лепту в огромное понятие «Россия». Он был очень важной ее составляющей.

С ним нельзя было общаться на бытовом уровне. Он нес в себе что-то большее. Убеждена, что все, кто знал Костю, и теперь ощущают его присутствие рядом. Так получается, что начинаешь сверять время по Косте.

Отец Савва вспоминает недавно рассказанный случай. Ему стало известно, что молодой человек, при этом не особо воцерковленный, вырезал портрет Константина из журнала «Русский Дом» и поставил на стол, вместе с иконочкой.

— Я не удивляюсь этому, — сказала Наталья Яковлевна. — В Косте было столько искренности, доброты! Он в любое время дня и ночи готов был придти на помощь.
На него человека всегда можно было положиться.

Нить общения подхватывает Андрей Михайлович.

— Костя был кадровым офицером. Его профессия — защищать Родину. При встречах с ним мы говорили не о том, как построить подразделение, как провести занятие. Речь шла о назначении офицера как защитника Отечества.

Костя был генератором жизни в любом кругу, куда попадал. Он притягивал к себе людей своими мыслями, болью за то, что происходит с Отчизной.

Вспоминаю, как его пригласили свидетелем на свадьбу, и он из далекого Иркутска приехал в отпуск за свой счет. Даже на свадьбе, после поздравления молодых, он призывал любить Родину.

В Сарове, в Иркутске, Чите, любом городе, где он провел отрывок своей жизни — везде создавались маленькие общественные подразделения — клубы рукопашного боя. В этих клубах ребята занимаются на общественных началах. Интерес у них один — научиться защищать себя и ближнего во имя добра.

Помню, эти ребята летом приходили к Косте домой, собирались на реке, проводили занятия на лужайке. Мама у Кости была рыбачка, а папа к тому времени умер. Мы ловили рыбу, обсуждали разные вопросы — и каждый раз переходили к тому, в каком положении находится Россия и что надо сделать, чтобы ее защитить.
Валерия Степановна, Костина мама, пенсионерка, всю жизнь проработала за станком на военном предприятии. Ее труд был отмечен правительственными наградами.
Это отношение родителей к труду наложило определенный отпечаток на Костю.

У него осталась дочь Анастасия, 15 лет. Очень похожа на отца. Отличница, спортсменка. Костя очень гордился ею.

Любил переписываться. Мы часто писали письма, когда были далеко друг от друга. Он надписывал конверт: «Русь великая, Саров могучий», а дальше адрес — и письмо доходило. Получишь — и сразу настроение поднимается.

— Костя был очень разумным: все-таки за его плечами три высших образования, и все с отличием, — делится воспоминаниями Наталья Яковлевна. — Он много читал, был в курсе экономических и политических проблем России. Всеми знаниями, которые он получал, он накапливал в себе обязательно делился. Константин был абсолютным патриотом. Он считал, что хорошо перенимать опыт Запада, но нельзя терять огромный потенциал — человеческий, природный, научный — которым обладает Россия. Он был убежден, что если все то, чем владеет Россия, развивать и внедрять — она станет великой и могучей страной. Константин был православным человеком, общался с батюшками, читал духовную литературу. Он считал, что самое главное — правильно воспитывать подрастающее поколение. Мы богаты своими традициями и своей историей. На них надо воспитывать детей, создавать книги и кинофильмы.

Он покупал на улицах книги, которые продавали работники библиотек, — продолжает Андрей Михайлович, — в том числе, православные издания. Очень хотелось бы, чтобы дело, которое начал Костя, продолжилось. Пусть это будет «библиотека Константина Васильева» или называется как-нибудь иначе. Но она должна нести именно ту нагрузку, которую он вложил.

— Условия для этого есть, — вступает в разговор отец Савва. — На примере Константина Ивановича должен воспитываться каждый русский мальчик.

У меня в храме святителя Николая в Подкопаях существует военно-патриотическая школа. В ней учатся около ста человек. Если вы, знакомые, друзья, педагоги Константина, найдете нужным — библиотека будет служить этим детям. Наш храм находится недалеко отсюда. Ребята будут гордиться тем, что библиотека такого человека находится у нас.

— Мы проводим вторую передачу о человеке, которого с нами нет, — подводит итог отец Савва. — От одной встречи к другой появляются все новые лица, и Константин становится мне все ближе. Думаю, что не мне одному, но и всем, кто слушает «Радонеж». 23 октября будет еще одна передача о нем, офицере, который родился 6 мая, в день великомученика и Победоносца Георгия и погиб, совершив подвиг.

По истечении нескольких дней, в храме Святителя Николая в Подкопаях, настоятелем, которого является иеромонах о. Савва (Молчанов), собрались близкие друзья и товарищи Константина Васильева, которые рассказали ребятам о Константине и торжественно передали в дар Военно-патриотической дружин библиотеку Константина

На сегодняшний день Военно-патриотическая дружина храма свт. Николая в Подкопаях носит имя нашего соотечественника героя — Константина Ивановича Васильева, человека, не пожалевшего жизни «за други своя».

Марина ВАСИЛЬЕВА

Вам могут быть интересны эти публикации:

000-238 1Y0-992 HP2-H28 1Z0-545 HP3-X12 E20-655 JN0-102 70-534 220-902 LX0-103 220-901 74-678 500-265 70-466 98-365 210-060 300-208 400-151 400-201 101-400 640-911 70-331 70-486 70-243 70-469 700-039 642-996 100-105 810-403 300-209 600-199 C9530-272 640-878 352-001 IIA-CGAP NS0-157 210-455 70-347 N10-006 300-365 642-997 210-065 300-550 70-346 70-533 DEV-401 642-998 600-199 RCDD 102-400 98-364 EX300 70-465 210-260 642-889 70-488 70-341 300-206 98-369 70-483 70-411 200-310 400-251 70-646 70-462 70-489 210-451 1z0-599 200-125 300-075 700-505 HP0-P24 HP0-P25 VCS-273 HP0-J63 HP0-J66 700-037 M70-201 CISA 350-018 1z0-342 MB6-702 300-085 70-247 70-385 300-370 1K0-001 77-427 500-260 200-355 642-887 300-101 642-457 CISM CCA-500 300-320 70-480

Top Производство и продажа знаков дорожного движения - компания "ЗНАКИ 154"