Интервью с главным священником СВО протоиереем Димитрием Василенковым

Протоиерей Димитрий Василенков — главный военный священник СВО. Он совершил более 60 командировок в «горячие точки»: в Сирию и Грузию, на Донбасс и Северный Кавказ. Написал книгу «На войне», помогающую выжить и остаться человеком в боевых условиях. За отвагу и большую просветительскую работу награжден двумя орденами Мужества и орденом Дружбы.

 

— Отец Димитрий, расскажите, пожалуйста, о своем пути военного священника. С чем был связан такой выбор?

— Поскольку я из семьи офицера, с детства имею отношение к силовым структурам. Сам учился в военном училище. Закончил, но так и не реализовал свою мечту — стать военным офицером, ведь учеба пришлась на период развала Советского союза…

Начинал свой путь в Церкви как сторож, затем был звонарем, пономарем, чтецом. Потом мне предложили поступить в семинарию. Готовился вместе с другом, поступил, а дальше как обычно: женился и рукоположился. С 2005 года работал в епархиальном Военном отделе по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными органами. Когда начал работать с военными, я понял, что мне это по сердцу. Тогда как раз была чеченская война и я поехал туда. Посещал петербургских бойцов 3-й бригады оперативного назначения. После того как приехал, уже во вторую или третью командировку, понял, что присутствие священства среди воинов просто необходимо — работа колоссальная! У меня завязалась дружба со многими подразделениями и далее я уже продолжил с ними работу. Вот так и вошел в военную семью и стал духовником всех подразделений специального назначения, которые тогда действовали в Чеченской республике.

За эти годы также успел еще в Сирию съездить, окормлял бойцов в Южной Осетии. В 2014-м был Крым и нашим “вежливым ребятам” тоже нужна была поддержка. А затем начались события в Донбассе, где приходилось работать с подразделениями наших добровольцев. В Луганске занимались помощью детским домам – возили помощь со всей России. Когда началась СВО, поехал к нашим воинам.

 — В чем отличие и сходство военных конфликтов, свидетелями которых Вы были?

— Войны абсолютно разные: по накалу боевых действий, по масштабу сил и средств уничтожения, которые привлекаются разными армиями. Невозможно сравнить, например, эту войну с прошлыми. События в Грозном были давно и священство почти не принимало участие в окормлении наших войск, кроме отдельных батюшек.  Отличие и в том, что тот противник не имел таких средств, которыми обладает сегодня украинская армия с учетом помощи стран Запада. Все отличается коренным образом. С чем сравнить?  Мы получили крупномасштабную войну, может быть не такую еще как Великую Отечественную, но может быть дойдем и до такого уровня. Сегодня мы имеем дело с совершенно новым подходом.

 

— Прошло почти полтора года после начала СВО. Как можно оценить служение военного духовенства?

— Мне кажется, что мы немного недооцениваем военное духовенство. С одной стороны, все понимают, что батюшка нужен в войсках, что без него тяжело, но с другой стороны, у многих все еще нет понимания относительно того, что именно батюшка может им дать. У нас многие священники сами, к сожалению, не понимают, что они могут сделать. Считаю, что это следствие их неподготовленности. Мы недавно под Санкт-Петербургом проводили обучение. Приятно поразило, что батюшки сказали: “Мы сами не понимали, как много можем сделать для военных”. Для них это было открытием! Уже сейчас есть задача обучить священников, дать тот комплекс мероприятий, который поможет священнику эффективно работать с военной паствой.

  — Что именно входит в подготовку священника?

— У любого нормального человека возникают вопросы: “Как мне остаться живым? Как реализовать себя на поле боя и не погубить свою душу?  Легко ответить: “постись, молись и будь счастлив”, но человеку нужны смыслы. Поэтому мы (священники) и должны их доносить. Мы обучаем батюшек, чтобы они знали, как это правильно делать в условиях боевых действий. Священник должен дать такие советы воину, чтобы тот мог в любой сложной ситуации остаться человеком.

Каждый священник, желающий поехать в войска, должен пройти подготовку. Многие считают, что минимальная подготовка заключается в обучении тактической медицине, но этого мало. С моей точки зрения, нужно пройти полноценное обучение. Сейчас батюшки создали группу, общаются друг с другом, обмениваются опытом.   Видно, что опыт тех священников, которые уже были на передовой, мотивирует других. Поэтому учить нужно и не только медицине, но и тому, как выживать, как работать с воинской паствой.  Случается, что приезжает священник и говорит, что отработал в войсках, целый полк за три дня обошел, причастил и поисповедовал. Считает, что сделал все и уехал, а там, например, мат в разговорах как стоял, так и стоит. Как человек вел жизнь нехристианскую, так и продолжает.

У твоей работы должны быть плоды. Ты поговори с бойцом, объясни.  Причастие должно стать уже следствием твоей работы. Понятно, что бывают такие случаи, что только и успеваешь причастить, но надо найти хотя бы две минуты чтобы достучаться до их сердец. Вот тогда будет результат и Причастие будет во спасение души и тела человека. Главное — не забывать опыт 1917 года. Тогда все причащались без вопросов, но потом все было грустно. Не нужно повторять эти ошибки.

Дали тебе подразделение — обойди всех и не по одному разу. Старайся объять твою паству любовью своею, а потом уже Причастие и Исповедь. Тогда результат будет совсем другой. Создай коллектив в подразделении верующих, пусть он будет небольшим, но таким образом ты уже объединишь людей вокруг Христа. И когда уйдешь, останутся те, кто будет дружным ядром в подразделении. Если этого нет, то что? — Приехал и уехал. Для того чтобы избежать этих искушений, нужно священников правильно готовить и тогда будет толк.

 — Исходя из всего вышесказанного, можно ли сказать в чем заключается главная цель служения военного священника?

— Главная цель военного священника — привести воина ко Христу. Цель любого священника — спасение пасомых, т.е участие во спасении, в домостроительсте таин Божиих, душепопечении. Все это устроено как раз для того, чтобы человек был спасен. Священник — это врач духовный. В военной обстановке все способствует «озверению» людей. Священник – это тот человек, который не должен этого допустить. К тому же, он отвечает не только за каждого воина в отдельности, но и за весь коллектив, за его спасение.  Это очень серьезная задача, тяжелейшая, я бы сказал, но выполнимая.

 — В чем заключаются главные задачи военного священника в зоне проведения боевых действий?

— Одна из главных задач — административная. Нужно чтобы система работы военного духовенства в условиях боевых действий была отлажена, чтобы она работала бесперебойно. От этого зависит жизнь наших батюшек.

Не дело священнику пребывать в зоне переднего края. Его работа, даже в других армиях, начинается со второго эшелона. Там можно относительно спокойно работать с людьми. Но бывают ситуации, когда нужно выходить и в первый эшелон. Это исключительные случаи.

Батюшка стрелять не может, как боевая единица ничего из себя не представляет. В ситуации боя, с точки зрения моральной, мы понимаем, что это хорошо, что он рядом с бойцами, но с военной — слишком обременительно. Лучше сделать так: батюшка бойцов благословил и отошел на вторую линию. Впрочем, случаи бывают разные, можно и в окружение попасть. Что делать? Батюшка может молиться и укреплять ребят, может заняться ранеными, если умеет. Это все — опыт, и он у нас, военных священников, есть. Мы должны им делиться. Впрочем, нужно помнить, что и во 2-й, и в 3-й линии может стать горячо…

 — Можно ли рассматривать вашу книгу “На войне” как методическое пособие для военного священника?

— Я писал ее для военных священников и для тех православных христиан, которые собираются в зону боевых действий. Так получилось, что пришлось разбираться во многих вопросах и стать, в чем-то, профессионалом.

Я удивился, когда узнал, что в некоторых воинских подразделениях книгу используют как справочное пособие, и не только по духовным вопросам. Сейчас идет подготовка к изданию новой книги, потому что накопилось много материала. Даст Бог, она скоро выйдет. Нынешняя война принесла много нового. Пришлось многое переосмыслить.

Например, в книге будет новая глава, посвященная военной психологии: как работать с человеком в военных условиях (общие правила для психолога, психиатра и священника)

Приходится разговаривать с военными психологами и, надо отметить, что нам удается найти понимание в общих процессах, которые происходят с военными. В книге будет подробно описана работа священника на переднем крае. Война открыла эту главу по-новому. Опыт осмыслен и изложен как практические рекомендации. Если в первой книге мы осмысливали опыт, который получили до этого, то сейчас имеем уже новые знания. Думаю, будет интересно и военным священникам и тем, кто готовится к отправке в зону боевых действий. Надеюсь, книга будет весьма полезна.

И в завершении нашего разговора скажу, что важно в любой жизненной ситуации обращаться к Богу. Не всегда Его вспоминаешь, если редко обращался. Тут как в пословице: “Пока гром не грянет — мужик не перекрестится”. Главное, чтобы мы Бога не забывали.

 

Беседовал иерей Георгий Шабалов / Июнь 2023 г.

Top